Тема:

90-летие Михаила Горбачева 8 месяцев назад

Первый и единственный: Горбачев отмечает 90-летие

Сегодня 90 лет исполняется первому и единственному президенту Советского Союза Михаилу Горбачеву. Поздравления юбиляру направил Владимир Путин. Глава государства отметил большой профессиональный и жизненный опыт политика, а также его влияние на ход отечественной и мировой истории. Горбачев возглавлял СССР семь лет – с 1985 года и до его распада в 1991-м. Гласность, перестройка, крушение Берлинской стены.

Он ошеломил. После больных, шамкающих партийных вождей Горбачев выглядел блистательно молодым и свежим.

Страна пришла в восторг. Он говорил без бумажки, улыбался, вывел войска из Афганистана, вернул из ссылки Сахарова и терпел, когда его ругали на съездах, которые он же и сделал действительно выбираемыми. Свобода слова еще не успела прижиться. Была гласность. Потому что громче. "Всякая перестройка начинается с перестройки сознания, отказа от стереотипов мЫшления", – говорил он. Его южнорусский говорок охотно и беззлобно пародировали. Но сам Горбачев на такое не обижался.

Политическая карьера началась в селе Привольном в 16 лет. С конфуза. Он, как один претендентов на место секретаря школьной комсомольской организации, поднялся сказать полагающиеся случаю слова. А стул-то и отодвинули.

"И я грохнулся на пол под общий хохот. Но тайное голосование показало – меня избрали секретарем комсомольской организации", – рассказывал Горбачев.

Он стал первым советским руководителем, кто встретился с Папой Римским и, пожалуй, единственным, кого такое число западных лидеров принимало настолько радушно. Коль, Миттеран, Рейган, Буш. Особенная статья – Тэтчер. "С этим русским можно иметь дело", – ее слова после первой же личной встречи. Еще не привыкшие к качественным сплетням советские граждане шептались, что Маргарет слишком симпатизирует нашему Михаилу Сергеевичу. Но это все вранье. У Горбачева была одна любовь. "Мы с Раисой познакомились на танцах", – вспоминал он.

Такими были Михаил и Раиса перед свадьбой. С тех пор всюду вместе. Их любовь друг к другу будто закутывает двоих от всего мира. Их самодостаточность раздражала обывателя. К генсеку приклеили первое злое прозвище – подкаблучник. Сам Горбачев в ответ то сердился, то посмеивался. Раиса Максимовна была первой советской леди. И да, она блистала. И ее уход – долгий, мучительный – самое страшное горе Горбачева: "Никакие испытания, никакой Форос – это все мелочь по сравнению с этим, не было ничего не страшнее…". Он говорил, что будь выбор между властью и любовью он бы выбрал – "Ну конечно любовь, ну что вы!".

Но такого выбора не было. Взбудораженная страна ждала уже не перестройки. Чего-то мощного, нового, не вполне понимая, чего же именно. Парад суверенитетов, балансирование на грани распада. Балансировал и сам Горбачев, оставляя редеющую армию сторонников в недоумении – "С кем вы, Михаил Сергеевич?". С партноменклатурой Лигачева или с бунтарем-радикалом Ельциным? Нерешительности Горбачеву не простила и интеллигенция. Та самая, которая в перестроечной версии свобод получила больше всех.

А вот за границами нашей страны к нему таких вопросов не было. "Горби, горби!!!" – кричали ему, игнорируя лидера собственного государства на той же трибуне. Он как волшебник разрушил Берлинскую стену. Никто не ждал и не готовился, а он разрушил. В нашей стране Горбачеву не простят такой легкой, мимоходом сдачи союзников и лояльных нам лидеров, с которыми Михаил Сергеевич стоял на одной трибуне.

На Западе советское, как бы "коммунистическое" входит в моду. И даже Голливуд на короткое время стал показывать русских не только тупыми кровожадными врагами, а просто неотесанными, которым порой можно симпатизировать. Как, например, в фильме "Красная жара".

Горбачев упразднил Варшавский договор. Зачем военный блок – ведь кругом же друзья! Тот же Буш, Коль, Рейган. К тому же обещали. Правда, не то, чтобы собственный блок распустить. "Цитирую по стенограмме: "Не произойдет распространения юрисдикции и военного присутствия НАТО ни на один дюйм в восточном направлении". Бейкер, госсекретарь США", – говорит позже Горбачев.

Социализм же с человеческим лицом никак не получался. Политической свободы уже мало, хотелось свободы гастрономической. А продуктовые полки даже в обеих столицах были звеняще пусты. К тому же чудовищная по бездарности исполнения антиалкогольная кампания. И безалкогольные свадьбы. Над этим смеялись уже недобро. И пока выкорчевывали виноградники, народ скупил весь сахар и дихлофос. Горбачев получил еще одно прозвище – "минеральный секретарь".

Тектонические события пройдут без него. Всего через несколько августовских дней Горбачева привезут из Фороса в страну, которой больше нет. Не простят этого Горбачеву. Не отстоял Союз. Все, что сделал, – организовал референдум. Да, подавляющее большинство высказалось за сохранение, но и это всеобщее "за" отправилось в корзину.

"Советский Союз – это драма моя", – признавался он. Но в этой драме Горбачев уже зритель. Ни на его защиту, ни на защиту СССР уже не вышел ни один человек. О том, что он больше не президент несуществующей страны, Михаил Сергеевич рассказывает другу Бушу раньше, чем согражданам. Просит поддержать Россию и обещает, что ядерное оружие под контролем. Не его контролем. А это за мгновение до официальной отставки. Мы никогда не узнаем, что он чувствовал тогда.

После отставки они много ездят по миру с Раисой Максимовной, их тепло принимают. Горбачев создает свой фонд. А так как все, что заработал на высших коммунистических должностях, – квартира в Москве, зарабатывает для своего фонда лекциями в западных университетах. Пишет книги. Одна из последних – "Остаюсь оптимистом". Он в самом деле оптимист, что для людей, переживших такое, – больше, чем редкость.

Фильм-интервью с его участием – "Встречи с Горбачевым" – эксклюзивно на "Смотрим".