Евгений Морозов: "Не верю в черного кота, но верю в реинкарнацию"

На канале "Россия 1" продолжается показ многосерийной детективной драмы "Тайна Лилит". На этот раз расследование ведет девушка со сверхспособностями, которая помогает полиции во главе с капитаном Рощиным распутать цепь загадочных убийств. Роль скептика следователя сыграл Евгений Морозов. В эксклюзивном интервью платформе "Смотрим" актер поделился впечатлениями от работы с Сергеем Маковецким и Александрой Власовой, а также признался, что после проекта "Тайна Лилит" решил сделать паузу в актерской карьере.

- "Тайна Лилит" – союз двух жанров: детектива и триллера. Что из этого вам ближе?

- Мне близка трагикомедия по жанру. И больше всех – Булгаков и его "Мастер и Маргарита", где происходит смешение реального и нереального. За завтраком, увидев смерть, мы пытаемся это забыть, но тот мир все время рядом с нами. И если научиться правильно пользоваться его подсказками, то это каждодневное напоминание о том, что твой путь закончится и ты уйдешь туда, откуда пришел – в мир изначальный. Не забывай об этом! Как говорил Юрий Норштейн, память о смерти бодрит и освежает.

Кадр из сериала "Тайна Лилит"

- А ваш герой, капитан Рощин, во что верит?

- По жизни он абсолютный скептик, потому что по-другому невозможно быть следователем, работать в Следственном комитете. Но потеря жены очень сильно его поменяла, он закрылся от мира. Его интерес к тому миру, куда ушла жена, очень велик. И через факты, которые предоставляет ему главная героиня, он постепенно начинает верить, что тот мир существует, и таким образом меняется.

- Говорят, что актеры часто бывают суеверны. К вам это относится?

- Если вы имеете в виду черного кота, который перебегает дорогу, то я к нему равнодушен. Я верю в реинкарнацию, это то, из чего я исхожу в своих ежедневных поступках. В Каббале считается, что материальный мир, где мы все сейчас находимся, это только один процент, а 99% мира изначального мы не видим. Это не пустые слова, я в это верю. И совершая поступки, думаю об этом.

Кадр из сериала "Тайна Лилит"

- Насколько актерская профессия мистическая?

- Актерская профессия однозначно сверхъестественная. Ведь не просто так раньше актеров как людей, которые не живут своей жизнью, не хоронили на общих кладбищах, только за их пределами. Мы делаем то, чем в обычной жизни заниматься не принято, – играем других людей и в этот момент не присутствуем в своем теле. Иногда мы не находимся в теле по 12 часов в день. Да, это таинственная и сверхъестественная профессия.

- Как вам работалось с Александрой Власовой? Ваши герои в фильме предельно близки, и взаимоотношения актеров очень важны на съемочной площадке.

- Великолепная, чуткая актриса с большой жаждой жизни и с большим количеством вопросов. Она постоянно задает вопросы и постоянно спорит, и это очень классно. Очень животрепещущий человек, и я рад, что с ней познакомился. А еще она актриса с гигантскими глазами. Иногда ей в принципе ничего не нужно играть, просто быть в кадре. Это большой дар от мамы с папой ей достался – такие гигантские глаза.

Кадр из сериала "Тайна Лилит"

- С Сергеем Маковецким вы уже пересекались на съемках сериала "Зулейха открывает глаза". Какой он партнер? Насколько старая актерская школа отличается от современной?

- Сергей Васильевич – человек-праздник! Когда он приходит на площадку, я сразу становлюсь лучше. Просто такое у человека энергетическое поле. Старая это школа, не старая – я бы так не говорил! Вообще, к Сергею Васильевичу слово "старая" неприменимо ни в коем случае! Он еще многим молодым даст фору по энергии и по желанию. Если говорить про какое-то условное отличие актерской школы, то тут главное, на мой взгляд, как он проявляется в каждом кадре, отличается глубиной и чувственностью. В людях старшего поколения больше достоинства, они чувствуют больше. В нас это, к сожалению, днем с огнем не найти! Мы в этом смысле нетерпеливые попрыгунчики, возможно, что с возрастом это изменится, не знаю. Мне кажется, это не от возраста зависит, а от умения уважать другого человека, от умения рассмотреть в другом человеке космос. Мы не всегда это можем.

- Следователи – это вечные ищейки со сложной судьбой. Собираетесь ли вы и дальше исследовать этот типаж?

- После проекта "Тайна Лилит" я сделал паузу в карьере, думаю, на год или два точно, поэтому нет смысла пока отвечать на этот вопрос. Время покажет, как будет дальше.

Кадр из сериала "Тайна Лилит"

- Планируете сконцентрироваться на другой вашей ипостаси – написании сценариев?

- Я сейчас пишу две истории как раз. И называться это будет "Самая большая страна в мире". Там – люди моего возраста и эти же люди, но в 90-е – в школе, в средних классах. Любой человек пишет про себя, свою боль, свои интересы в других людях. Поэтому все истории, которые я пишу, так или иначе про меня и про то, что я чувствую. Чем скорее мы перестанем обезьянничать и повторять за Западом, начнем ценить то, что у нас есть – нашу историю, наших людей, тем быстрее мы станем писать настоящие истории.

- Как вы думаете, каких еще историй не хватает российским сериалам?

- Нет ничего интереснее, чем снимать про взаимоотношения родителей и детей, но только по-настоящему, без слезоточивой музыки на заднем плане и бесконечных чаепитий на фоне ковра на стене со вздохами-охами. Нет ничего интересней, чем когда набедокуривший мужчина приходит и смотрит в глаза женщине, пытаясь попросить прощения. Западный кинематограф умеет такое снимать, мы пока нет. Поэтому нам нужно больше горячих событий, но все трагедии происходят внутри. И нужно обладать большим творческим даром, чтобы передать то, что внутри, и сделать из этого интересный зрителю проект. Поверьте, нет ничего интереснее глаз другого человека напротив. Но для этого нужно, чтобы было время у режиссеров и сценаристов, был лимит доверия. Я бы просто набрался терпения! Я бы с удовольствием, например, сыграл водителя автобуса.

Текст: Татьяна Санина // Видео: Евгений Петров // Монтаж: Василий Кузнецов // Smotrim.ru