Звезда "Частной жизни": "На съемках меня называли терпилой"

В новой многосерийной драме "Частная жизнь", показ которой стартовал 6 сентября на канале "Россия 1", молодая актриса Орит Блейзер играет главную и, по ее словам, самую эмоциональную в ее карьере роль. Рассказывая в эксклюзивном интервью о сюжете картины, ее персонажах, ходе съемок и впечатлениях, которые фильм произведет на зрителей, она чаще всего употребляла слово "страшно".

- Какое впечатление произвел на вас сценарий?

- Честно говоря, он меня испугал. Потому что это очень актуальная на данный момент тема. Это сериал о домашнем насилии, и он достаточно жестокий. Я читала статистику перед тем, как начать сниматься: каждая пятая женщина в мире сталкивается с домашним насилием, и лишь 10% женщин сообщают об этом в полицию. То есть, все женщины защищают своих обидчиков! Это безумные цифры, это очень страшно!

- Как вы думаете, почему это происходит?

- Они остаются из-за детей, либо боятся осуждения общества, боятся показаться слабыми. Я читала очень много статей, и все женщины говорят: "Он обещал измениться, он говорил, что все будет хорошо, и я ему верила". И они ждут, ждут, ждут, пока все не доходит до критических стадий с нападениями на них с ножами и пистолетами. По факту 14 тысяч женщин в год умирают от домашнего насилия. Это страшно!

- Вы сами можете представить себя в такой ситуации?

- Когда я начинала сниматься, я думала: "Да это невозможно – жить с обидчиком, который тебя бьет, даже ради ребенка!" У меня нет детей, и поэтому, наверное, я этого не понимала. Но когда я снялась в своей последней сцене, честно говоря, я плакала. То есть, у меня было полное ощущение того, что я это все пережила на себе. Я поняла этих женщин. Я поняла, что да, это возможно жить со своим обидчиком, с мужчиной, который бьет тебя, и готов, в принципе, убить. И ты спокойно будешь с ним жить, потому что у тебя есть ребенок, у тебя есть какая-то надежда на то, что он изменится, хотя это не так.

- Какие женщины оказываются в такой ловушке? Кто твоя героиня?

- Изначально это девушка-сирота, у которой нет семьи, которой некуда деваться. Она пытается найти работу в большом городе, попадает в ужасную ситуацию, из которой ее спасает вот этот ее "принц". Наверное, она изначально такой ребенок, который не знает, как жить, не знает, что такое любовь, не знает, что такое семья, что такое защита, опора. И попадает вот в эти отношения, про которые считает, что так и должно быть. И она так и живет, и думает, что это нормально.

- Но она же меняется в течение сериала?

- Со временем она развивается, она понимает, что это не так. Она становится сильнее, она становится наглее. Наглости в ней не было вообще! Она просто не знала, что это такое. Она была, как меня называли на проекте, тряпкой или терпилой. Говорили: "Позовите терпилу в кадр, где она там ходит?!". Но потом из этой тряпки вырастает женщина, которая становится мудрой и понимает жизнь лучше, чем женщины в 35, 40, 45 лет, потому что она очень много пережила. Этот проект – примерно год жизни его персонажей, и рост у нее за год, конечно, колоссальный. То есть, из тряпки она становится сильной, самодостаточной женщиной и хорошей матерью.

- Как снимались особо жестокие сцены с насилием?

- Я просилась, говорила: "Дайте я сама, я тоже хочу попробовать", но в основном, к сожалению, все трюковые сцены исполнял дублер. И со стороны это выглядело очень страшно: когда я с плейбэка смотрела эти кадры, думала: "Господи, так вот бывает вообще в жизни?!". Какие-то просто эмоциональные сцены, понятно, мы играли сами.

И, честно говоря, с Костей Соловьевым, который играет моего мужа, это очень страшно играть. Когда я пришла на пробы, он на меня посмотрел, и я думаю – мне страшно только от того, как он на меня смотрит! Он, правда, создает впечатление о себе такого мужчины, который запросто может тебя убить. У него такой пронзительный взгляд, он очень круто играет свою роль – прямо страшно!

- А ему сложно было играть этот материал? Что движет его героем?

- Мы очень долго и честно обсуждали это и с Женей (Евгений Лаврентьев – прим. ред), нашим режиссером, и с Костей. И пришли к консенсусу, что так бывает, правда, бывают такие люди. Он не какой-то маньяк, он не псих, он нормальный человек, который считает, что должно быть вот так. И в этом вроде нет ничего плохого. С его точки зрения, он ее чему-то учит, потому что она, дура, чего-то не понимает. Просто у него такие методы: он ее, как кошку, тыкает в лоток, если она мимо сходила, а по факту это избиение. Если бы я играла такого персонажа, я бы тоже его так оправдывала. Потому что мы не можем играть того, кого мы не можем оправдать. Так же, как я оправдала свою "тряпку", Костя оправдал своего тирана. Но, конечно, я его не защищаю, так не должно быть!

- Насколько плотное действие в сериале и каков будет финал?

- В сериале абсолютно нет вялотекущей жизни. То есть каждая серия – это экшн, это прямо как полнометражный фильм в каждой серии. Да, я думаю, что каждая серия будет держать зрителя в напряжении: "Ну, что? Ну, когда? Когда это уже произойдет? Сколько он еще будет ее бить?!" А окончание будет, правда, очень внезапное. Даже для меня оно таким оказалось – ведь я последние серии не читала до самого конца, потому что они писались еще в процессе. И когда я прочитала финал, я такая: "Вау! Ничего себе! Серьезно, прямо вот так?!" Классный финал, мне очень понравился.

- Какие мысли и чувства, по-вашему, вызовет "Чужая жизнь" у зрителей?

- Мне кажется, чувство страха. И мысли о женской слабости, о непонимании жизни. О том, что каждый может попасть в какие-то отношения – и это не только о домашнем насилии, – в которых он слабее другого. И это очень страшно – не понять, в какой момент ты в это втянулся. Это как наркотик какой-то – ты это не контролируешь, но ты в этом живешь. Да, наверное, чувства страха, сострадания – и желание помочь.

- Помочь?!

- Да, конечно! Я бы очень хотела, чтобы благодаря этому сериалу женщины, которые находятся в таких отношениях, поняли, что надо уходить, потому что ничего не изменится, лучше уже не будет. Я очень бы хотела, чтобы этот сериал кому-то помог, потому что, правда, он имеет обучающий характер жизни в таких отношениях. Там будет много лайфхаков, что надо делать.

Я никогда не попаду в такое после того, что мы сняли. До этого – возможно. Я говорила: "Но вот он же ее любит! Вот он ей рыбку пожарил. Он ее любит, точно!" На все это нельзя вестись! После этого сериала я понимаю, как эти абьюзеры живут, как они мыслят. Да, обучающий характер у этого сериала есть, и поэтому это очень и очень интересно. У меня это был такой экспресс-курс по выживанию. А женщины, которые так живут долго… Это страшно, но с этим, к сожалению, ничего не сделаешь – таковы у нас законы.

Еще больше интересных новостей – в нашем Instagram и Telegram-канале @smotrim_ru.