Как глобальное потепление отразилось на Русском Севере

Десант климатологов, геоморфологов, гидрологов и дендрологов высадился в Архангельской области. Цель экспедиции – провести уникальные исследования, которые помогут оценить объемы выноса микропластика реками Северная Двина и Онега в Белое море. Еще одна важная задача – проанализировать изменения ширины годичных колец деревьев в нетронутых человеком хвойных лесах.

"Повышение температуры наиболее ярко отражается на северных территориях. Мы сейчас даже не говорим о вечной мерзлоте. Мы говорим о том, что здесь климат, который десятилетиями, столетиями был устойчив, меняется. И эти изменения сказываются на всем. На инфраструктуре, на нашей жизни, на деятельности хозяйствующих субъектов", – говорит Рашид Исмаилов, председатель Российского экологического общества, сопредседатель Экспертного совета при комитете Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию.

Экспедиция стартовала в Архангельске. Ученые загрузили исследовательское оборудование на катер и отправились в плавание по Северной Двине. Для количественной оценки загрязнения микропластиком поверхностного слоя воды использовалась специальная нейстонная сеть типа "Манта".

Наша задача, чтобы этот чулок, на котором будут осаждаться частички микропластика, расправился очень аккуратно в потоке, чтобы он не запутался и чтобы прибор работал надежно.

Использование счетчика позволило определить фактический объем воды, прошедший через сеть с учетом таких важных факторов для расчета, как изменение скорости судна, ход сети в процессе лова, воздействие разнонаправленных течений, волнение и состояние поверхности моря.

"Микропластик оказывает значительное влияние на морскую биоту, на зоопланктон, на фитопланктон, на то, как он себя ведет с точки зрения поглощения углекислого газа или выделения метана. Таким образом, микропластик оказывает непосредственное влияние на формирование или, наоборот, на поглощение парниковых газов", – рассказывает научный руководитель фонда "Без рек как без рук" кандидат химических наук Максим Платонов.

Мы хотели изучить эту проблему, насколько она актуальна для наших северных морей, в частности, Белого моря.

Точные данные о количестве микропластика в северных реках будут получены чуть позже, уже в московской лаборатории. Однако часть гидрохимических исследований проводилась прямо на месте.

Для этого используем вот такие гидрохимические зонды. Они бывают разных конструкций. Сегодня у нас он 4-параметровый. Он меряет температуру, Ph, проводимость солесодержания и растворенный кислород.

Предварительные результаты говорят о том, что Северная Двина и Онега активно реагируют на глобальное потепление. Средняя температура воды в реках повышается из года в год.

"Повышение температуры – это повышение скорости испарения, а вода, водяной пар – это один из самых главных парниковых газов. Это способствует увеличению парникового эффекта", – объясняет Александр Соловьянов, заместитель директора ВНИИ "Экология", доктор химических наук, профессор, академик Российской академии естественных наук, председатель Научно-технического совета Российского экологического общества.

Следующий этап экспедиции проходил в поморских лесах. В арктической зоне деревья летом и зимой растут не одинаково: основной рост происходит летом, зимой же рост сильно замедлен. Изменения климата напрямую влияют на ширину годичных колец. Зимние слои тоньше летних. Однако в последние годы теплые периоды затягиваются. Естественно, для того, чтобы изучить кольца, никто не спиливает древние сосны и ели. Применяется щадящий метод извлечения древесного керна из ствола дерева.

Немного выкручиваем обратно, чтобы керн отделился от самого бура, вытаскиваем ложку и достаем керн. И вот она как раз серединка. То есть мы пробурили чуть-чуть второй радиус.

Пробы, собранные в ходе экспедиции, направлены в Москву для дальнейшего исследования. Работа ученых поможет в разработке новой стратегии по адаптации к климатическим вызовам, которые ждут нашу страну в будущем.