Тема:

Новые территории 2 часа назад

Победить можно, только помогая ближнему

Масштабная помощь Донбассу от Москвы пришла летом, после подписала соглашений с городами-побратимами Луганском и Донецком. Позже начались работы в рамках спецоперации.

Донбасс борется. И даже под обстрелами пытается наладить мирную жизнь.

Донецк исполосован снарядами, изранен осколками. Убитых фашистами людей здесь хоронят каждый день: женщин, стариков детей. Но столица Донбасса по-прежнему держится. Здесь живут стальные люди. И сломать их не под силу никому.

Сегодня для Вадима особенный день – он будет общаться с президентом России. В 2015 году Вадим получил тяжелейшее ранение на фронте. Жизнь, казалось, кончилась. Но любовь творит чудеса. С появлением Леры у Вадима началась новая жизнь. Говорит, открылось второе дыхание. Ребята научились вязать куклы на заказ, они кстати пользуются успехом, но главная мечта у ребят – это открытие в Донецке реабилитационного центра для тех, кому нужна помощь. С этой просьбой Вадим и обратился по видеоконференции к президенту. И был услышан: центру быть.

Этот дядя Саша, водитель 60-го маршрута. Его в Петровке знают все и очень уважают за смелость и человеческую доброту. За рулем автобуса уже 53 года, ему медаль сам Горбачев когда-то вручал как лучшему водителю Союза. А совсем недавно здесь, в Петровке, стало совсем тяжело – мощнейшие обстрелы практически парализовали движение всего городского транспорта. А Дядя Саша – единственный, кто вышел на линию в эти дни и развозил людей. За 8 лет войны дядя Саша потерял семерых близкий друзей, таких же водителей автобусов из разных автопарков. Говорит, что работает теперь и за себя, и за них. Его самого чуть не ранило в один из последних одиночных рейсов. Осколок пролетел рядом с шеей и попал в радиаторную коробку. Но, несмотря на это, смелый дядя Саша продолжил работу и смог вывести всех пассажиров из-под огня.

Ирина Волик – директор самого большого приют для собак "4 лапки" – показывает свое детище, которое она открыла еще 8 лет назад сразу после начала войны. Собирала "брошенок" в начале по всему городу, потом по всей республике, ведь многие, убегая от войны, увы, забывали забрать с собой лучших друзей. Приют находится еще в одном из самых страшных районов города – Кировском. Стрельба здесь практически не умолкает ни на минуту. Спасти животное с улицы – это одно, говорит Ира, надо еще его уберечь. В минуты тишины Ира тихонько плачет: и от войны устала, и силы на пределах, денег на всех и на все не хватает. Помогают дончане. Чем могут. Вот такие они люди.

Вот уже несколько месяцев Навруз начинает утро, развозя воду всем нуждающимся людям в Петровском районе. На свои деньги купил несколько цистерн, старенькую машину и вместе с сыном каждый день в пути. Купив две бочки, Навруз с сыном за несколько месяцев развели около 10 тысяч литров воды. Но и этого катастрофически мало для такого района, как Петровский. Следующим этапом они выкопал скважину, где каждый может прийти в любое время набрать питьевой воды. Выкопав скважину, Навруз на этом не остановился, на бочках появилось объявления: "Кто знает, где живут инвалиды, которые сами не могут возить воду, звоните". И вновь десятки километров, десятки адресов и сотни благодарных дончан. Навруз цепляет очередную бочку. Маленького сына оставляет. Везет воду в самый обстреливаемый микрорайон. Там надо все сделать быстро и аккуратно.

В Петровский район вода не доходит вообще. Если в городе подается раз в три дня, здесь вообще воды нет. И вот такой вот способ набора воды – это единственный способ и возможность выжить. Философия у Навруза очень простая: чего бы это ни стоило, надо помогать ближнему, потому что только так можно победить.

* * *

Эта рабочая поездка Сергея Собянина на позиции для многих стала неожиданностью. А кто-то, уже и поговорив, и руку пожав, тихо уточнял у окружающих: ребят, что, правда, это мэр Москвы?! Фортификационные сооружения в сотрудничестве с Минобороны возводят московские специалисты. Сергею Собянину, конечно, докладывают о ходе работ. Но личного присутствия не заменить.

Оборонительный рубеж – сложная система траншей, ходов, сообщений, дотов, батальонных и взводных опорных пунктов. Их главное назначение — обеспечить безопасность. А тут еще и чисто, и тепло.

Это вход в блиндаж, помещение отапливаемое — вот труба от печки-буржуйки. Использованы контейнеры. Все пахнет свежим лесом. Его, как и большую часть стройматериалов, завезли, невзирая на все специфические трудности фронтовой логистики. Из Москвы – строительная техника – экскаваторы, вездеходные самосвалы, автокраны, манипуляторы... И главное — люди, ею управляющие.

"Ну что, чай-то нальют нам нет? Или так, вприглядку будем?" – сказал Собянин. После этих слов прошло замешательство, нашлись темы для разговора. Среди военнослужащих на этом участке много мобилизованных из Москвы и Подмосковья. Как устроились? Что с питанием? Доходит ли помощь? Командир строгий? Мобилизованным Москва и Московская область добавили по комплекту обмундирования. Служба показала: зимой две формы не роскошь.

"Вначале считалось, что излишне, но сейчас в таких условиях пара комплектов не помешает", – отметил мэр Москвы.

Масштабная помощь Донбассу от Москвы пришла летом, после подписала соглашений с городами-побратимами Луганском и Донецком. Позже начались работы в рамках спецоперации.

"Президент поручил нам закрыть этот луганский участок, поэтому фронт работы большой, это около 250 километров. Тысячи людей из Москвы работают тут", – рассказал Собянин.

Отремонтирована пострадавшая от взрывов луганская многопрофильная больница №7. Полностью сменили систему медицинских газов. Установили и смонтировали новую кислородную станцию. Сейчас здесь и в других клиниках Луганска и Донецка работают прикомандированные московские медики.

Вот так, удручающе, выглядела школа имени летчика-космонавта Берегового во время его предыдущего посещения московского мэра. Прошло всего три месяца, а тут все как положено: звонки, уроки, продленка. Есть возможности углубленно изучать языки, пойти в кружок авиамоделирования, задуматься об IT-карьере. Не лишне и правила дорожного движения подучить. Тем более что и дороги Москва помогает восстанавливать.

* * *

Событие этой недели в Лисичанске – подача газа. Люди сразу же из подвалов отправились по домам – греться. Столбик термометра в квартире 89-летней Евгении Никифоровны поднялся до 12 градусов тепла. Совсем недавно было плюс один. До подачи газа одинокая бабушка готовила еду на улице на костре.

Ежедневно газ приходит в десятки многоквартирных домов. Это пока единственный источник обогрева. С водой, электричеством и центральным отоплением ситуация сложнее.

"Центральное теплоснабжение вряд ли будет запущено, но разработан план по внедрению мини-котельных и восстановлению уже существующих. Газ пошел, генераторы работают, остается восстановить. Это больницы в первую очередь, школы и социально значимые объекты", – отметил Александр Ворон, начальник отдела внутренней политики администрации Лисичанска.

Врачей много, но это не больница. Где именно проводят прием медики-волонтеры из Татарстана, просят не называть и не показывать здание снаружи. В целях безопасности. В эти кабинеты можно и нужно входить в верхней одежде, иначе есть риск простудиться на приеме у доктора. Комплексное обследование, включая УЗИ, ЭКГ, электричество – от генератора. Для многих маленьких пациентов это первое посещение доктора. Дети, пережившие войну, нуждаются в психологической поддержке.

Республика Татарстан шефствует над Лисичанском, как и многие другие регионы над городами и поселками ЛНР. Помогают специалистами и материалами. Вот меняют кровлю, в том числе на доме Евгении Никифоровны, той самой одинокой пенсионерки. Ради единственного жильца здесь ремонтируют крышу и тянут газ. В городе – 90% поврежденной кровли. И дело не только в обстрелах. Виноват общий износ – ремонта жилфонда не было десятки лет.

Лисичанск поднимается. В город уже вернулась треть населения, около 30 тысяч человек. Город, за который так тяжело бились летом, который был последним на пути освобождения всей республики, не может просто так сдаться холодам и невзгодам.

Один из освободителей Лисичанска принял на себя ответственность его защищать. Андрей Скорый – герой ЛНР. В ополчении восемь лет. Все это время мечтал вернуться в родной город. Люди верят в то, что все преодолеют, и не собираются никуда уезжать. Так же решила и семья Светланы. Светлана с родными и еще две семьи – всего 14 человек – провели в этом сначала душном, потом холодном подвале несколько месяцев. Прятались от бомбежек, боялись выйти на улицу. Все это в прошлом. Люди возвращаются домой и вот уже из убежища выносят вещи, а не наоборот, обустраивают его.

В обычных школах занятия проходят дистанционно, но ведь на фортепиано заочно играть не научиться, потому двери школы музыкальной открыты, как и художественной. А это самый центр городской жизни. Шумит воскресная ярмарка. Рынок – это не только торговля, но и обмен последними новостями, среди которых известие о том, что в городе планируют поставить новогоднюю елку. Мнения разделились. Одни говорят, не время, другие утверждают: правильно, мы заслужили. Пережив такое, скромный праздник они действительно заслужили. И не поспоришь.

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
"Смотрим"ВКонтакте, Одноклассники, Дзен и Telegram
Вести.RuВКонтакте, Одноклассники, Дзен и Telegram.