Тема:

Обмен санкциями 4 часа назад

Темные схемы из прошлого Шольца

Более 330 тысяч граждан Германии могут лишиться работы из-за высоких цен на газ, а ВВП страны – потерять 70 миллиардов евро. Такие прогнозы делают немецкие экономисты. Компания Siemens, чьи турбины обслуживают работу "Северного потока-1", впервые за 12 лет заявила об убытках. А канцлер Шольц, в свою очередь, назвал верным стремление страны снизить зависимость от газа. Но проблемы, которые создает для Германии эта позиция, нравятся далеко не всем.

Олаф Шольц может столкнуться с обвинением в пособничестве мошенникам. В прессе это дело поучило название Cum-Ex. Если коротко, суть криминальной схемы в избыточном возврате налогов: скажем, государство должно какому-то предприятию миллион евро, а возмещает три. К Шольцу нити дела идут от гамбургского банка M.M.Warburg. В 2016 году налоговые органы потребовали от него вернуть переплату в размере 47 миллионов евро по сделкам Cum-Ex, но очень быстро аннулировали это требование.

Бургомистром Гамбурга тогда был нынешний канцлер, и прокуратура выяснила, что он и его помощник неоднократно встречались с владельцем банка Кристианом Олеариусом как раз в интересующие следствие периоды времени. Об этих контактах сам Шольц изначально умолчал, а потом, когда записи о них обнаружились в дневнике Олеариуса, заявил, что забыл. При этом у того самого помощника Шольца в банковской ячейке обнаружились 214 тысяч евро наличными, происхождение которых он объяснить не смог. В общем, в конце месяца канцлера вызывает на ковер парламентская комиссия, а пока допрашивают журналисты.

– Что вы знаете о ячейке?

- Ничего, – утверждает Щольц.

- Как вы считаете, откуда эти деньги?

- Понятия не имею.

Правительство Германии еще в отпуске, но канцлер должен появляться на публике. Хотя бы раз в неделю. Сегодня пресс-конференция, а в прошлый вторник был концерн Siemens – знаменитая турбина от "Северного потока-1", которая никак не доедет из ремонта в Канаде, из-за чего газопровод работает на 20% мощности. И вот вторую неделю Шольц уговаривает "Газпром" забрать свое имущество. Забавно.

"Чтобы не было никаких загадок, я позаботился о том, чтобы все смогли ее увидеть, понять, что она готова. Было бы полезно завязать с псевдоаргументами и прекратить говорить, что вы не хотите забирать ее, заберите ее уже, вот она", – заявил Шольц.

Физически турбина есть, но по контракту, а "Газпром" остается в рамках юридических процедур, ее нет. И можно сколько угодно махать руками, но агрегат должны были доставить из Канады в Россию, а не в Германию, где она попадает в поле, не немецких, а европейских санкций. Сам ремонт проходил в цехах британской дочки концерна Siemens – на будущее "Газпрому" нужны гарантии, что и другие турбины, которые тоже нужно ремонтировать, не попадут уже под британские ограничения.

От отсутствия ясной перспективы в этом вопросе страдают в первую очередь сами европейцы. Федеральное сетевое агентство, например, рассматривает три сценария зимы, какой она будет при сорока- и двадцатипроцентной загрузке "Северного потока", а также вообще без российского газа. Во всех случаях для выживания Германии потребуются 20-процентная экономия и дополнительно импорт электроэнергии. В худшем случае ее дефицит уже в ноябре составит 366 тераватт/час – треть годового потребления. Но только экономией не отделаться.

Начинается то, о чем эксперты предупреждали неделями и месяцами: поставщики энергии готовят своих клиентов к значительно более высоким ценам на газ с осени. Одним из примеров является базирующаяся в Кельне компания RheinEnergie – фирма с более чем двумя миллионами клиентов. Компания объявила о резком повышении цены на киловатт газа – с 7,87 до 18,30 центов. То есть с осени потребители RheinEnergie должны будут платить в два раза больше, и это даже без учета нового налога на газ. Этот налог – еще плюс 200-300 евро нагрузки на бюджет каждого домохозяйства, так что все больше немцев начинают считать копейки. Спад потребительской активности по отдельным сегментам товаров оценивается уже двузначным числом.

"В супермаркете, ресторане или на заправке мы замечаем, что везде все становится дороже изо дня в день. Ситуация вынуждает нас экономить и покупать меньше. Потребительские настроения в Германии сейчас действительно ниже некуда. Сначала коронавирус, теперь цены на энергоносители – торговые сети тоскуют по нормальным временам", – пишут немецкие СМИ.

К настоящему моменту Германия вышла на 14-процентную экономию электроэнергии – еще процент, и она выполнит европейский норматив по энергосбережению. Казалось бы, хоть одна хорошая новость. И получилось-то все само собой. В вопросах экономии помогает очень теплое лето.

Известная проблема во Франции – там останавливают АЭС из-за нехватки воды для охлаждения реакторов. Но и в Германии своя история – немецкие власти дали добро на расконсервацию 16 угольных электростанций, однако реки обмелели так, что, например, в некоторых местах Рейн можно перейти практически вброд. Есть железные дороги, но логистика по подвозу угля в значительной степени завязана на речной транспорт – баржи не проходят. Прибавить к этому ограничения на экспорт электроэнергии, которые также из-за засухи планирует ввести Норвегия, и картина становится уже не сумрачной, а беспросветной.

Великобритания готовится к нескольким дням зимой, когда морозы могут совпасть с нехваткой газа. И это приведет к плановым отключениям не только на промышленных объектах, но и в жилых домах. Отключения электричества могут последовать, даже несмотря на то, что среднегодовые счета за электроэнергию для британцев могут превысить 4200 фунтов. Великобритании, возможно, придется все больше полагаться на трубопроводный газ из континентальной Европы, но поставки оттуда уже уменьшились из-за ограничений на поставки из Москвы.

Иными словами, расчеты на то, что предстоящей зимой кто-то у кого-то сможет купить тысячу кубометров газа или мегаватт/час электроэнергии, могут оказаться чересчур оптимистичны. Излишков, вероятно, не будет, по крайней мере в достаточном количестве. Сейчас в Европе большие надежды на сжиженный газ – первый плавучий терминал должен заработать в январе и в Германии. Это означает, что европейцы уводят СПГ у бедных и развивающихся стран, которые не могут конкурировать с ними в смысле предложения более высокой цены на топливо. Потом они начнут уводить его друг у друга.

Можно сказать, дожили: газета Financial Times утверждает, что Германия – локомотив и опора ЕС – с ее сложной и энергоемкой экономикой превратилась в слабое звено Европы. С этим можно соглашаться или нет, но вывод все равно один: в прошлом ресурса Германии хватало, чтобы решить проблемы Евросоюза, но совокупного ресурса Европы не хватит, чтобы в случае чего спасти Германию.

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
"Смотрим"ВКонтакте, Одноклассники, Яндекс.Дзен и Telegram
Вести.RuВКонтакте, Одноклассники, Яндекс.Дзен и Telegram.