Тема:

Обмен санкциями 1 час назад

Как возвращали домой картины из Морозовской коллекции

В Россию из Франции, наконец, вернулись экспонаты выставки Шедевры нового искусства. Собрание братьев Морозовых". На парижскую выставку экспонаты из собрания меценатов Морозовых передали крупнейшие музеи России – Пушкинский, Эрмитаж, Третьяковская галерея и Русский музей.

Высказывались обоснованные опасения, что Франция, из-за спецоперации на Украине, может шедевры из российских коллекций задержать. Но здравый смысл возобладал. И большая заслуга в возвращении коллекции Морозовых на родину лично министра культуры Ольги Любимовой. Она в своем Теlegram-канале поблагодарила всех, кто участвовал в этой работе.

Будто бы занавес открывается над "Фруктами и бронзой" Матисса. Бережно распакованное полотно сантиметр за сантиметром изучают реставраторы. Вглядываются в натюрморт, про который художник говорил: "Тайна творения скрыта в равновесии цвета и линии". Именно на фоне Матисса Иван Морозов и позирует Серову на знаменитом портрете. Картина, ставшая символом парижской выставки. Коллекция братьев Морозовых впервые покинула Россию в таком формате, и ее дорога домой впервые привлекала столько внимания.

"Нам сложно представить, что произведения искусства станут заложниками, и возвращение в музей – лишнее свидетельство прочности культурных мостов и межмузейных связей", – отметила искусствовед Александра Данилова.

Грандиозный, беспрецедентный проект. Лучшее из собрания Морозовых во Францию отправили Пушкинский, Эрмитаж, Третьяковка. 3700 квадратных метров, заполненные сплошь шедеврами, собранными русскими коллекционерами с безупречным вкусом. Экспозицию даже продлевали до 3 апреля – тогда же во французской прессе и возникли беспочвенные разговоры о невозвращении экспонатов.

"Возвращение коллекции – результат большой командной работы. Благодарим Правительство Российской Федерации, МИД России, Федеральную таможенную службу, транспортные компании, осуществлявшие перевозку, за всестороннюю поддержку в этом процессе", – заявила министр культуры РФ Ольга Любимова.

15 рейсов за 20 дней. Наземным транспортом по безопасным маршрутам. Вот момент пересечения российской границы. А вот на набережную реки Мойки заруливает фура – тот случай, когда Михаил Пиотровский встречает ценный груз прямо на улице. Десятки ящиков бережно перевозят в здание Генерального штаба – путешествовали произведения искусства в специальных климатических ящиках, защищенных от вибрации. И вот все взгляды в Петербурге устремлены на вершину горы Святой Виктории Сезанна.

В Москве тем временем выходит в свет "Певица Иветта" Тулуз-Лотрека.

"Морозовская коллекция была тайной, особым элитарным удовольствием, доступным немногим в отличие от Щукинской галереи, доступной всем. В Морозовскую галерею попасть было сложнее", – рассказал искусствовед Алексей Петухов.

В особняк на Пречистенке действительно допускались лишь избранные. Иван Морозов строил идеальный музей. В отличие от Щукина собирал не только французов, никогда не отделял русскую живопись от европейской. И если Щукин рисковал, то Морозов рассчитывал. Выстраивал коллекцию как знаток и интеллектуал.

"Он, как говорили современники, как драгоценные камни подбирал шедевры в своем собрании, и эта работа требовала времени и сосредоточенности", – отметил Петухов.

Иван Абрамович Морозов никогда и не спешил. Страсть к собирательству унаследовал от брата. Вот портрет Жанны Самари, купленный всего через год после смерти Михаила. Рыжеволосая актриса, настоящая парижанка. И ведь шедевры французского искусства остались в истории благодаря гению интуиции русского коллекционера.

Залы Пушкинского музея уже преображаются – стены обретают приглушенный модернистский цвет. Финал одной истории станет началом другой – летом здесь откроется выставка шедевров из собрания Морозовых. Почти 250 работ – разорванная между Москвой и Петербургом коллекция снова воссоединится.

"Нам бы хотелось показать морозовский взгляд, его идеальный выбор. Мы говорим об идеальном музее и об идеальном коллекционере", – сказала Александра Данилова.

Эпилогом экспозиции станет, конечно, "Девочка на шаре". Последнее парижское приобретение Ивана Морозова последним из Франции и вернулось. Все музейные полотна – дома. И все же в Париже остаются две работы из частных собраний попавших под санкции Петра Авена и Вячеслава Кантора. Последний раз картины видели в Булонском лесу одиноко висящими на опустевших стенах фонда Louis Vuitton, принимавшего выставку. Работа по возращению продолжается.

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях. "Смотрим"Telegram и Яндекс.Дзен, Вести.Ru – Одноклассники, ВКонтакте, Яндекс.Дзен и Telegram.