"Словарь отвратительного слова": кто и где делает "гнилые" словари

facebook.com/uraldictioanary/
facebook.com/uraldictioanary/

385 слов – на сайте, 150 – в книге. Словарь изобилует наркоманским сленгом: названия веществ, способы употребления, "добрые" советы вроде "вмазался – приляг". Мол, чисто уральская тема. Составитель пишет, что это одна из вариаций поговорки "сделал дело – отдохни". О каком деле идет речь, никто не скрывает.

"Если напрямую есть способы употребления, значит есть факт пропаганды наркотиков, – говорит председатель общественного движения "Стопнаркотик" Сергей Полозов. – Наше движение подписало заявление в прокуратуру, чтобы они дали свое заключение на предмет пропаганды наркотиков и в случае обнаружения пропаганды приняли меры согласно закону".

Автор ни на запросы, ни на звонки не ответил. Пишет, что собирал материал по электронной почте, от знакомых, можно сказать, скреб по сусекам. Какие знакомые – такие и сусеки. А ведь Иван Золотухин – владелец агентства, которое организует молодежные фестивали в России. Об этом пишет Тина Канделаки: "Остров свободы" под названием "Ельцин-Центр" продает этот словарь. Назовем этот процесс "свободой отвратительного слова".

На это же обращает внимание и уральский блогер Сергей Колясников: "Оказывается, эту великолепную книжку у нас Дудь рекламировал, стоя на балконе Ельцин-центра. Мы не понимаем шуток. У Ельцин-центра очень много шуток: когда они ЛГБТ-активистов приводят из-за рубежа, когда у них образовательную программу начинает финансировать немецкий фонд Эггерта – мальчик Коля с Уренгоя, который каялся в бундестаге за гадких ватников, которые убили столько прекрасных немецких туристов под Сталинградом. А кто же это все организовал? Боже мой, тот же самый фонд, кто бы мог подумать?!"

В самом Ельцин-центре поспешили откреститься от книги. Мол, не они издавали, с автором не знакомы, ассортимент не контролируют. Дескать, какие книги продавать в международном аэропорту, выбирает партнер.

"Мы можем представить ситуацию, когда словарь попадает в руки иностранца… Они могут принять на веру то, что написано на обложке, что это уральский словарь, и начнут реально заучивать слова, чтобы показаться своим коллегам на Урале, куда они в командировку собираются или еще кому-то из России, чтобы показаться вовлеченными в языковую действительность страны. Это будет конфуз и ужасный скандал", – полагает Максим Осадчий, проректор по науке Государственного института русского языка имени Пушкина.

Выдержка из словаря: "Иван (Иваны) – тупой русский". Пример употребления. Эфирный: "Ну ты вообще, Иван, такой дурной словарь придумал". Иван Золотухин – о собственном труде. Не то жалуясь, по примеру Даля прямо на страницах издания, не то пытаясь иронизировать над хейтерами. Термин этот автор книги записал почему-то в уральские диалекты, как и фразу "точить шаурму". Всенародное лингвистическое достояние отдал одному региону.

"Мы видим слова, подобранные автором с определенным умыслом, и умысел тут очевиден – это умысел юмористический, хулиганский не в уголовном смысле, а в смысле эпатажа. Этот словарь точно является хулиганским, эпатажным, таким экспериментом на грани фола и даже за гранью фола. Там много мата, обсценизмов, из сферы телесного низа. И в этом плане словарь довольно острый, но является ли он срезом? Нет, конечно", – продолжает Максим Осадчий.

Соломку-то при этом составители пытались подстелить, даже прилепили на обложку знак 18+, наивно полагая, что с ним могут рассказывать, как, что и куда шмыгать. Цифровой оберег появился аккурат над рисованными архаровцами с ножом да бутылкой, которые сцепились языками. Такой Урал – в представлении авторов.