Аттракцион ценою в жизнь

В скандальной истории разбираются следователи Ставропольского края. Они заинтересовались рискованным аттракционом, который действовал в местном аэроклубе. Речь о прыжках с парашютом. Развлечение экстремальное, но вполне законное, если бы не одно "но". Сотрудники СК считают, что владелец бизнеса снабжал своих клиентов неисправным снаряжением.

Хутор Верхнеегорлыкский в 30 километрах от Ставрополя. Добраться туда не просто, журналисты едут по проселочной дороге. Из окна открывается вид на разрушенный Новокавказский мост постройки начала XX века. Это напоминание о железной дороге, которая когда-то тянулась до Армавира, но была уничтожена в годы Гражданской войны. Сейчас здесь популярен другой транспорт. Съемочная группа программы "Вести. Дежурная часть" отправилась в это место, чтобы увидеть, как выглядит аэродром, где, по версии следствия, люди регулярно рисковали своей жизнью.

Речь о парашютных прыжках, которые организовал директор аэродрома Иван Кожевников. Один за другим любители экстрима делают шаг в пустоту из открытого люка Ан-2. Сам Кожевников тоже на борту, в оранжевом комбинезоне. Без лишних сомнений и суеты подталкивает нерешительных клиентов в небо.

В апреле прошлого года на этом аэродроме погибла инструктор авиационного клуба Татьяна Киселева – у нее не раскрылся парашют. За неделю до несчастного случая девушка совершила свой 200-й прыжок. Принимала поздравления, в том числе от Кожевникова. Говорят, тогда дело о гибели Татьяны замяли, мол, на ее плечах был ранец с личным снаряжением.

Журналисты связались с Иваном по телефону. В прошлом Кожевникова уже судили за использование некачественных парашютов, без паспортов, зато с заплатками. Похоже, десятки его клиентов прыгали с огромной высоты со штопаными тряпками за спиной. Кожевникова приговорили к штрафу в 35 тысяч рублей, запретили вести предпринимательскую деятельность и потребовали уничтожить снаряжение. Но он, видимо, не остановился и вновь запустил свой рискованный аттракцион. По версии следствия, он отправлял людей в небо с давно просроченными парашютами, купленными чуть ли не с рук.

"Указанная парашютная система использовалась в другом спортивном клубе, за пределами Ставропольского края. Мы предполагаем, что была приобретена либо весной, либо летом 2021 года. Вот указан номер, который на мешке, отличается", – отметил руководитель Минералводского следственного отдела на транспорте Западного межрегионального СУ на транспорте СК России Артур Сагеев.

Оперативные мероприятия на базе авиаклуба были запечатлены на фото. В качестве эксперта устройства для прыжков осматривает опытный специалист из воздушно-десантных войск. Его вывод не радует: все оборудование "бэушное" с явными нарушениями.

Парашюты, изъятые следователями, аккуратно уложены в рюкзаки. Хоть сейчас надевай да прыгай. Правда, насколько это безопасно, непонятно. Тут они в сумках для транспортировки. Все опечатано. Это вещественные доказательства по уголовному делу. В ближайшее время их направят в Нижний Новгород для исследования. Но уже сейчас оперативникам видны некоторые нарушения, например, несоответствие номеров на сумках с парашютами, которые внутри.

В сумках – десантные купола Д6 серии 4, всего 22 штуки. Модель считается надежной, используется для обучения как военных, так и гражданских: спортсменов и просто любителей острых ощущений. Вот лишь некоторые его характеристики: высота применения – до 8 километров, срок службы – 20 лет. За это время можно совершить от 80 до 150 прыжков, в зависимости от полетной массы, скорости и высоты. Эксплуатационные ограничения: Полетная масса – 140 килограммов, скорость применения – 140-400 километров в час, высота применения – до 8000 метров, минимальная высота – 200 метров со стабилизацией 3 секунды и 150 метров со стабилизацией 2 секунды, срок службы – 20 лет.

Система настроена так, что парашют раскрывается сам. Но это, если его конструкция не нарушена. Остается только догадываться, сколько десятилетий отлетали парашюты Кожевникова. Может, 20 лет, а может, как считают следователи, и 30.

Одно из снаряжений, изъятых у Кожевникова, на вид вроде не дырявое. На капроновом куполе – заводское клеймо. Сомнения вызывают цифры бордового цвета.

"Было установлено, что номерные идентификационные знаки были установлены кустарным способом. В связи с чем эксперт пришел к выводу, что срок производства, срок эксплуатации указанных парашютных систем не может быть установлен", – сообщил руководитель Минераловодского следственного отдела на транспорте Западного межрегионального СУ на транспорте СК России Артур Сагеев.

Неужели Кожевников выпускал людей в небо со старыми, неисправными парашютами? Корреспонденты решили спросить об этом у него самого. Офис аэроклуба находится в старом бомбоубежище Ставрополя, двери закрыты.

На странице в соцсетях – сообщение о нелетной погоде. И ни слова об уголовном деле. Видимо, директор клуба не хотел отпугивать потенциальных клиентов.

Бизнес прибыльный: одиночный прыжок – 3,5 тысячи рублей, тандем – 8 тысяч. Выяснилось, что во время следствия Кожевников заболел ковидом. Журналисты договорились о встрече, как только фигурант уголовного дела придет в себя.

Они встретили Ивана Кожевникова у следственного отдела, куда его вызвали на допрос. Он выглядел вполне здоровым: расстегнутое пальто, рубашка нараспашку. Болезнь его явно миновала.

– Вы знаете, давайте мы сначала зайдем, пообщаемся со следователем, а потом выйдем и ответим на все вопросы, – предложил Кожевников съемочной группе.

– А причина, почему вас вызвали?

– Ну, вызвали.

Подозреваемый Кожевников в прямом смысл слова бегом отправился в отдел. Выходил уже затемно и не так бодро. На вопросы журналистов он так и не ответил.

Зато об организации парашютного бизнеса корреспондентам подробно рассказал бывший учитель Кожевникова Игорь Балакирев. За его плечами тысячи прыжков. Опытный пилот-инструктор, возглавляет Ставропольский городской авиационный спортклуб. В нем готовят спортсменов-парашютистов.

"Если ты эксплуатируешь парашютную систему, то она должна быть допущена по параметрам. Ну это же людской парашют. Я согласен, что можно бросать грузы. Но не людей", – убежден он.

Балакирев вспоминает, что несколько лет назад его воспитанник Иван Кожевников организовал свой клуб. Опытный пилот уверен: неба хватит на всех, лишь бы оно было безопасным. И показывает те самые злополучные цифры на куполе.

– Эти две цифры обозначают год. Вот 2020 год выпуска.

– Первые две цифры – это год выпуска?

– Да.

– Соответственно, если перебить какой-нибудь 80 на 20, получится парашют уже новый?

– Условно говоря, да, то есть получается по календарному сроку эксплуатации, у него еще есть тот запас, который предусмотрен паспортом. В данном случае 10 лет. А по факту он уже все.

Медиком в аэроклубе Кожевникова работала дама – сейчас она свидетель в уголовном деле об оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности. Но она не сообщила ничего существенного по делу.

Сейчас следователи выясняют, сколько человек могли пострадать от этого рискованного аттракциона. Но, похоже, силовикам уже удалось "подрезать крылья" этому "небесному" коммерсанту: его аэродром закрыт, по полю, откуда взлетают самолеты, гуляют ветер, да пара охранников.