Культурный сдвиг: феминистская версия романа Оруэлла и бодипозитивная сказка

Это, конечно, огромный культурный сдвиг. Передовые силы на Западе чего только ни делают с мужчинами, разве что ДДТ пока еще не травят. При этом вроде бы феминистки хотят противопоставить им женщин, но при этом речь не идет о нормальных женщинах, настроенных на семью, работу и счастье материнства. Попробуйте публично защитить таких – и вас тут же будут преследовать.

Женщины нужны обязательно с каким-то вывертом. Либо это женщина, хирургически переделанная из мужчины, либо не переделанная, а просто мужчина, представляющийся женщиной. И вот именно такую-то и будут защищать и жалеть. Либо должна быть такая женщина, у которой естественная тяга к мужчине должна чем-то подавляться: либо внешними факторами, либо внутренними.

Вот американская писательница Сандра Ньюман прошла кастинг и получила одобрение сына Джорджа Оруэлла – классика британской литературы ХХ века – на то, чтобы переписать его знаменитый роман-антиутопию "1984". Сильным аргументом в пользу выбора Сандры Ньюман стало то, что это ярая феминистка уже написал роман "Мужчины".

Пусть вас не обманывает название. Книга – о мире без мужчин, точнее, о мире без людей с Y-хромосомой, которая и пускает развитие человеческого зародыша по мужскому типу развития. Сандре уже мало отрезать мужские гениталии и влиять на гормональный ФОН, надо идти дальше – избавляться от мужского хромосомного кода. Роман выйдет летом, но сама идея Сандры уже делает писательницу популярной. То есть остаются на планете лишь женщины. Некоторые из них могут в ролевых играх превращаться в мужчин. А что? Талантливо. То есть роман "Мужчины" – это про женщин без мужчин. Без мужчин в нашем понимании.

Так вот о новой версии романа "1984" Джорджа Оруэлла. Книга-предостережение вышла в 1949 году и повествует о тоталитарном обществе, что сложилось на Британских островах, где все представления о норме столь искажены, что мир там – это война, а ложь и есть правда. Всем рулит одна единственная партия, а во главе – Большой брат, который видит все. Главный герой – некий Уинстон, а в любовной линии – Джулия. В оригинале Уинстон под жесточайшим давлением системы Джулию предает, и героиня в итоге отходит на второй план.

Творческая задача Сандры Ньюман – переписать роман "1984" с точки зрения женщины. Ведь образ недораскрыт, а основа – богатая и даже современная. Джулия – активист "Молодежной антисексуальной лиги". Смысл деятельности – пропаганда асексуального образа жизни, а зачатие – лишь путем искусственного осеменения в общественных пунктах. Для продвижения своих идей члены "Молодежной антисексуальной лиги" маркируют себя многослойным красным кушаком вокруг талии, организуют шествия с транспарантами, распространяют листовки и соответствующую литературу. У Оруэлла Джулия, правда, все же влюбилась. Более того, сама раскрыла свое чувство в записке Уинстону.

Для него эта записка, словно гром средь ясного неба. Ведь девушка – активистка "Молодежной антисексуальной лиги".

"Уинстон знал, что это требование выдвигали не совсем всерьез, но, в общем, оно вписывалось в идеологию партии. Партия стремилась убить половой инстинкт, а раз убить нельзя, то хотя бы извратить и запачкать. Зачем это надо, он не понимал: но и удивляться тут было нечему. Что касается женщин, партия в этом изрядно преуспела"", – пишет Оруэлл в "1984".

Итак, новый роман будет называться "Джулия". Героиня сильна, прогрессивна и склонна нарушать правила куда больше, чем у Оруэлла. Все – по новому. Культурные игры в половую принадлежность и быструю смену образов, словно это маски на Венецианском карнавале, идут на западе вот уже несколько лет. Понятно, что кино – благодатный для этого вид искусства. И ремейки, где героев-мужчин технически заменяют на женщин, выходят постоянно. Успех не гарантирован, но ведь так хочется.

Еще пять лет назад пересняли "Охотников за привидениями". Квартет мужчин, которые весело ловили всякую паранормальную нечисть, заменили женщинами. В прокате – провал.

"Отпетые мошенники" в исполнении блистательного Майкла Кейна и Стива Мартина два года назад стали "Отпетыми мошенницами" с брюнеткой Эн Хэтуэй и жизнерадостной толстухой Ребел Уилсон. Вышло так себе.

"Красавица и чудовище". Тоже под натиском культурной модернизации. На подмостках театра в Мэриленде состоялась премьера новой версии сказки. Правда, первый вопрос у зрителей такой: а кто здесь красавица? Ведь на роль молоденькой девушки Белль, которая своей добротой и любовью расколдовала ужасное чудовище, пригласили темнокожую плюс-сайз модель и лесбиянку Джейд Джонс. Мужчина в постановке максимально унижен – вышел какой-то болван с рогами горного козла и почему-то на деревянной ноге. Деревянную ногу сделали признаком чудовищности, хотя, казалось бы, где ваша инклюзивность? Весит "обновленная" Белль центнера полтора, но своей неуместности на сцене совсем не чувствует. Зато в полной мере это ощутили зрители, с детства привыкшие к тому, что Белль такая, как в диснеевском мультфильме. Или как во французской киноверсии сказки, где в роли Белль – Леа Сейду. Американская Белль образца 2017 года – Эмма Уотсон. Современная же американская Белль – бодипозитивная лесбиянка – гордится, что свершила "небывалое".

"Я никогда не видела на сцене похожего на меня человека в подобной роли, в роли, о которой мечтают. Я думаю, это важно, ведь мы существуем. Я чувствую, что даже в искусстве нас "стирают", – говорит Джонс. Впрочем, как можно стереть из искусства то, чего там отродясь не было…

Еще один пример гендерных игр в культуре – дискуссия по продолжению "бондианы". Теперь, когда Джеймса Бонда, наконец, в последней серии прикончили, многие, в том числе и мы, по логике ожидали, что следующим агентом "007" станет женщина-негритянка, желательно лесбиянка и даже женщина-трансгендер-лесбиянка, чтобы уж совсем избавиться от культурных компромиссов. Даже предполагали, что ее может сыграть британская актриса ямайского происхождения Лашана Линч, которая плавно была введена в сюжет последней серии "бондианы" "Не время умирать". Но нет, мелко все плавали.

Может, Лашана и сыграет Бонда, но необязательно в качестве женщины. И вообще необязательно Лашана. По крайней мере, продюсер фильмов о Бонде Барбара Брокколи, отвечая на вопрос журналистов, не исключила, что агент "007" может стать небинарной персоной, если на его место "подберут подходящего актера". Модным термином "небинарные люди" сейчас называют тех, кто никак не может решить, мужчина он или женщина. Значит, и зрители тоже не смогут определить, герой в данном случае Бонд, он кто, мужчина или женщина? Да и какая нам должна быть разница? Таковы тренды.

Культура – это больше, чем литература, театр и кино. Вся эта гремучая смесь, что сейчас заполняет книги, сцены и экраны, проецируется и на реальную, вполне себе прозаичную жизнь. Отсюда и сюрпризы. Вот, например, в Шотландии местная полиция признала право насильника представляться в протоколах допроса по своему выбору мужчиной или женщиной. А что? Свобода! Представляться женщиной выгодно. Во-первых, могут пожалеть. Во-вторых, насильник может требовать отправить его в женскую тюрьму. И все культурно. Джоан Роулинг посмеялась над этим, продолжив цепочку двоемыслия из романа Оруэлла "1984": "Война – это мир. Свобода – это рабство. Невежество – это сила. Насильник с членом – это женщина".

Вот и приехали...