Доля шутки и народное единство: разговор Путина с Лукашенко

4 ноября – в День народного единства – центральным событием стало поздравление с праздником президента у недавно открытого в Севастополе мемориала, посвященного окончанию Гражданской войны. События столетней давности до сих пор вызывают у нас споры, но хорошо хоть, что спорим мы все же мирно. А сам факт возведения мемориала, где матушка Россия примиряет своих сыновей, говорит о преодолении вековой розни.

"Мемориальный комплекс в Севастополе служит знаком того, что Россия помнит и любит всех преданных ей сыновей и дочерей, с какой бы стороны баррикад они когда-то ни находились, что наша страна вновь обрела историческое единство", – заявил глава государства.

Путин говорит о единстве в противовес большой смуте 1917 года, в результате которой и разразилась жесточайшая гражданская война, разделившая семьи и разделившая Россию. Кровавая баня той розни, где шел брат на брата, случилась из-за революции, нетерпения и упрощения в поисках прогресса. Чего греха таить, слабая государственная власть допустила раскол, а там у нас и пошло, и поехало. Но ту рознь нам нельзя брать с собой в настоящее.

Давно пора примириться и понять, что смута непродуктивна, даже если все хотят лишь лучшего. Опыт в этом смысле у нас богатый. Внутренняя рознь всегда отбрасывала Россию назад. И, наоборот, во времена вдохновляющего единства Россия шла на подъем.

На одном берегу Карантинной бухты Севастополя – руины древнегреческого Херсонеса, на другом – более высоком – до недавнего времени ничего не было, пустырь. Этой весной появился мемориально-парковый ансамбль, посвященный гражданской войне. У него нет аналогов на постсоветском пространстве, потому что это первое такое посвящение всем жертвам противостояния, какую бы сторону они ни занимали.

И глава государства на этот раз в День единства возлагал цветы белому поручику и красному командиру, которые были врагами, а теперь вот стоят здесь рядом.

"В 1920 году совсем недалеко отсюда отправлялись пароходы, увозившие тех, кто покидал Родину, уходил в эмиграцию. Безусловно, большинство из них было патриотами России и искренне любило ее, как и те, кто оставался, чтобы строить новую страну и, как они думали, лучшую жизнь. Крымская земля, политая кровью русских солдат, хранит память и боль тех событий", – заявил Владимир Путин.

В ноябре 1920-го армия Юга прекратила свое существование. Она погрузилась на корабли (не только, кстати, русские, но и британские, американские, французские) и ушла в Константинополь. Из Ялты, Феодосии, Керчи, Евпатории и Севастополя отправилось 126 катеров и буксиров, судов и суденышек – все, что было пригодно для морского перехода, было задействовано. Историки назовут это "русским исходом".

В Севастополе эвакуация проходила с Графской пристани. Причем в отличие от предшествующих исходов в Новороссийске и Одессе довольно организованно, без паники и давки. 11 ноября 1920 года генерал Врангель приказал дать место на кораблях всем, кто эти годы "разделял с армией ее крестный путь". Предполагали, что таковых в Крыму наберется 70-75 тысяч человек, оказалось вдвое больше. И эти 150 тысяч были лишь частью чудовищной по масштабам эмиграции 20-х годов.

Колоссальная часть русской культуры отбыла на чужбину. И хотя кто-то еще вернется, как, например Цветаева, чьи стихи выбиты здесь в граните рядом с цитатой из Шолохова, это будут лишь единицы.

Гражданская война в преломлении русской культуры. Образы, которые считываются мгновенно. И картина Петрова-Водкина, и тачанка-ростовчанка, и комиссары в пыльных шлемах, и белый офицер в исполнении Владимира Высоцкого из "Служили два товарища", и линкор "Александр Третий", на котором эмигранты уплывали из Крыма в Стамбул… Здесь он как бы рассечен надвое и продолжается уже в виде красного бронепоезда. В одну сторону – корабль, в другую – бронепоезд с митингом. Это единое целое. Это единый народ. И нет победителей в этой войне, поэтому даже красноармеец на стеле уставший, в нем нет радости победы.

В гражданской войне проигрывают все. Об этом много написано и сказано. В "Солнечном ударе" Михалкова на вопрос, с чего началось это неотвратимое движение к пропасти, нет однозначного ответа. Зато есть сложные персонажи и понимание, что ответственность лежит на каждом.

В Севастополе мы познакомились с Ильей Давыдовым, здешним популяризатором истории, чей прадед воевал в армии Колчака. И всю жизнь, живя в Советской России, это скрывал.

"Он ушел на Первую мировую войну. Прошел всю войну, получил три Георгиевских креста, потом вернулся, а тут революция. Я думаю, что нужно к этому относиться как просто к историческим событиям, не делить на тех, кто прав, кто виноват, кто кому что должен. Нет никакого смысла", – считает Давыдов.

В Севастополе Путин встретился с представителями религиозных конфессий и национальных объединений – болгарских, украинских, крымско-татарских, которые живут вместе на крымской земле. А потом вышел на связь с Белоруссией.

Важнейшее событие в жизни Союзного государства. В День народного единства Путин и Лукашенко подписали интеграционный декрет, над которыми работали правительства двух стран. Всего там 28 программ, среди которых, к примеру, формирование единых рынков нефти и газа.

"Вы знаете, что сейчас происходит на мировых рынках нефти и газа, и Белоруссия сегодня получает газ от России в семь, восемь, а то и в отдельные моменты в девять, десять раз раз дешевле, чем на европейских спотовых рынках. Если сравнивать с поставками нашим потребителям по долгосрочным контрактам "Газпрома", то в три-четыре раза дешевле. Это касается всей экономики Белоруссии", – отметил Владимир Путин.

Лукашенко поздравлял россиян, а крымчан – особо – с Днем единства, сожалел, что он сам сейчас не в Крыму. А затем белорусский президент произнес слова, которые для внимательного наблюдателя прозвучали как серьезная подвижка в сторону признания Крыма российским: "Украина закрыла для Белоруссии небо, и мы никак не можем попасть через Украину в Крым. И во Владимир Владимирович мне все обещал, что с собой возьмет в Крым, покажет новинки, что там нового сделано. Но вот один уехал и меня с собой не пригласил. Но в этой шутке есть доля только шутки. Мне, конечно, хотелось бы и памятник посмотреть".

"Памятник очень хороший, рекомендую посмотреть. Символика, когда два брата стоят вместе на пьедестале рядом, все-таки является действительно символом возвращения к единению российской нации. Александр Григорьевич, конечно, мы всегда будем рады вас видеть, чтобы вы могли посмотреть это", – сказал Путин.

У двух братьев, над которыми возвышается Россия-мать, есть немало реальных прототипов. Вот, например, братья Беренс, русские моряки, из которых старший – Беренс Евгений Андреевич – командовал рабоче-крестьянским красным флотом, а младший – Беренс Михаил Андреевич, контр-адмирал – стал последним командиром русской эскадры, которая, высадив основную массу эмигрантов в Константинополе, отправилась в тунисский порт Бизерта. Там Беренс Михаил заботился о содержании остатков императорского флота, а Беренс Евгений от имени молодой советской республики вел переговоры с Парижем о возврате кораблей, которые увел его брат. В конце жизни Беренс-младший зарабатывал во Франции шитьем дамских сумочек, старший служил при Реввоенсовете. Оба умерли своей смертью, Евгений – в 1928-м в Москве, Михаил – в 1943-м в Тунисе. А ведь они оба – участники русско-японской: первый сражался при Чемульпо, второй – при Порт-Артуре. И для современной России герои и тот, и другой.

"Наша страна вновь обрела историческое единство. Эту живую, неразрывную связь особенно остро чувствуешь, конечно же, в Севастополе, в Крыму. Они навсегда теперь с Россией, потому что такова суверенная свободная и непреклонная воля людей всего нашего народа", – подчеркнул Путин.

Когда Крым вновь стал частью России, туда вернулся и Андреевский флаг – тот, что на барельефе, тот, что развевался на линкоре "Император Александр Третий", увозившем белогвардейцев из Севастополя. Флаг помотало по миру, как и многих эмигрантов. Турция, Тунис и в конце Австралия, где его хранила кают-компания русских офицеров.

"История замкнулась, флаг вернулся на родину. И не просто вернулся, а так знаково в 2014 году", – сказала Ольга Бойко, заместитель заведующего филиалом Центрального военно-морского музея. Теперь этот драгоценный символ хранится в Военно-морском музее Севастополя.