Афганистан: аттракционы, турполиция, пропадающий океан еды

Новый кровавый теракт в Афганистане. В пятницу во втором по величине городе Кандагар произошел взрыв в шиитской мечети. Теракт совершили три смертника. Более 60 убитых, за 80 человек ранены. Как и на прошлой неделе, когда в Афганистане произошли сразу три теракта в мечетях, ответственность за взрыв взяла на себя запрещенная в России террористическая организация "Исламское государство" (запрещена в России). Бандиты ведут себя в Афганистане все более нагло и агрессивно. Жизнь, однако, в Кабуле налаживается. И налаживается по-иному.

Это не самолет. Машина времени. Перевез в 1400 год. В Афганистане летоисчисление ведут не по луне, а по солнцу, которое даже в октябре сильно греет – до +28.

Талибы. Охрана аэропорта. Расслаблены донельзя. Считают, что беспокоиться уже не о чем. Они теперь — власть. Шли к этому 20 лет. Довольные, хоть и бедные. Своим главным богатством и другом считают советский автомат.

У новой власти, конечно же. свои герои – от старых пытаются избавиться, особенно от таких, где написано "национальный герой Афганистана". Портрет Ахмад-шаха пытались закрасить масляной краской, пока из этого ничего не получилось, но появилась новая надпись – про новых героев.

На следующий день малярный валик "победил" картину кабульского стрит-арта. Исчезла и надпись про новых героев. Глобальное событие — смена власти в стране – прошло примерно так же. Солнце встало, а в городе — талибы.

Мохаммад Башир — парикмахер высокого класса. У него был дорогой салон в центре Кабула и еще один в пакистанской столице. Высокие цены. Только по предварительной записи. А теперь ютится в складском помещении продуктового магазина. Мохаммад – из тех, кто поверил в рассказы о новых порядках талибов.

Мохаммад талибов еще не брил и не стриг. В другие парикмахерские они тоже не заходят. Но при этом и не заставляют людей следовать их примеру. Во всяком случае пока.

"20 лет назад, когда талибы были, все было очень-очень строго. Но сейчас они обещали, что таких законов больше не будет", – верит парикмахер.

Визуализация обещаний – повсюду. Новая власть хочет понравиться людям. И, конечно, доказать другим, что государство талибов можно признавать. На самые высокие посты они чужих не пустили. Но уровнем ниже полно чиновников из бывших. Людей с опытом не хватает. Старая гвардия в тренде. Даже дорожная полиция никуда не ушла. Одна деталь: на всякий случай у полицейских забрали оружие.

Полицейские, как и большинство госслужащих, не получают зарплату вот уже четвертый месяц. Невыплаты начались еще при прежней власти, как только запахло войной. Деньги попросту прижали. Потому что еще тогда понимали: талибы – серьезная сила, они не шутят и, придя в Кабул, будут делать то, что решат.

Традиционно на площади вокруг мечети, пока есть места, располагаются могилы. Когда пришли талибы, они стерли все имена, оставили только цифры – для родственников, потому что негоже прихожанам ходить по останкам усопших. Детям, видимо, никто не объяснил всех тонкостей взаимодействия с потусторонним миром. Взрослые восприняли результат работы болгарки как должное.

"Мы очень рады, что стерли эти имена, потому что это такие имена, как Али, Мохаммед, а это все имена пророка. Нехорошо на них наступать. Люди из разных провинций приходили сюда и жаловались на это", – сказал один из местных жителей.

Шиитская мечеть Зиярат-э-Сахи – один из вечных символов Кабула. Пережила три теракта. Устояла. По приданию здесь когда-то молился сам Имам Али, двоюродный брат пророка Мухаммеда. Многие шииты считают Али ни много ни мало пророком. Почти полное его имя – Али ибн Абу Талиб. Его тезки талибы, пришедшие в храм, так усердствовали, выполняя приказ, что хотели стереть надписи даже с тех плит, по которым не ходят. Не посягнули они только на священный для всех мусульман камень.

Считается, что если протиснуться через этот камень, отполированный тысячами прихожан, который по преданию рассек мечом пророк Али, то можно исцелиться от всех болезней или попросить за самых близких тебе людей.

За афганский народ никто не просил. Ни 20 лет назад, когда на головы сыпались американские бомбы, ни сейчас, когда пришли те, которые американцам головы резали.

Толкать в гору 200-килограммовую тележку — работа непростая. Но такой уж бизнес у этого старика. Родственников нет, помощи ждать не от кого, попрошайничать у мечети считает занятием недостойным. А здесь и прибыль есть, радость от работы. С детьми. Останавливается у каждого дома и ждет, когда они прибегут.

Большинство парков развлечений в городе закрыты, но афганцы – очень предприимчивые люди. По городу ездят самодельные аттракционы. Плата небольшая – всего пять афгани, примерно пять рублей.

С виду, кажется, что торговля в Кабуле идет бойко. Продуктов на рынке — океан. Но товар, привезенный рано утром, так и остается нетронутым лежать до заката. Кандагарские гранаты пойдут на сок, чтобы не пропали. То, что можно, посушат. Остальное — на свалку. И так — каждый день. Народ проедает последнее. Хлеб пока не деликатес.

Чтобы сделать сок, нужно доставить тростник из Джелалабада в Кабул. Внутренние кооперация и логистика работают идеально, но, к сожалению, с внешних границ страна по-прежнему находится в экономической блокаде.

Мухамад Экбаль учился и работал в Минске. Угораздило вернуться на родину во время больших перемен. Бизнес не пошел. "Сейчас просто экономический кризис. Торговли нет. Люди не приходят. Виновата в этом Америка, потому что 20 лет тут война была", – считает Мухамад.

Организация Объединенных Наций получила мандат на прямые действия в Афганистане. Это значит, что в случае неожиданной эскалации конфликта, а тем более в случае агрессивных действий талибов у ооновцев в распоряжении будут в том числе и военные рычаги. Но пока до "голубых касок" дело не дошло, те, кого называют "людьми мира", продолжают оказывать помощь афганскому народу. С талибами по причине отсутствия международной легитимности ООН не сотрудничает. Но зато оказывает точечную помощь экономике страны. Работа эта не останавливалась ни на день. Но, несмотря на все попытки улучшить положение народа, прогнозы на будущее неутешительные.

"Афганистан переживает сейчас колоссальный экономический шок. Торговля приостановилась, продукция не поступает на рынок, нет денег. Плюс к этому перестали поступать гранты. Это порядка 7 миллиардов долларов из 11-миллиардного бюджета. Такой ситуации не было никогда. Это драматически влияет на гуманитарную ситуацию, и мы прогнозируем, что к середине июня следующего года 97% афганцев окажутся за чертой бедности. А это может привести к тому, что афганцы перейдут к торговле наркотиками, многие эмигрируют за пределы страны, могут даже вступить в ряды террористических организаций", – заявил Абдулла Дардари — постоянный представитель программы развития ООН в Кабуле.

Отголосок недавней войны между прежней властью и талибами. Потерявших во время боевых действий кров и работу приютил 4-миллионный Кабул. Лагерь беженцев, где до недавнего времени жили несколько тысяч человек, постепенно пустеет. Всего несколько сот палаток. Люди возвращаются в свои дома в разные регионы Афганистана, хотя здесь, говорят, что им было лучше. Потому что хотя бы кормили.

Вот в таких палатках, буквально в два квадратных метра каждая, живут целыми семьями по 7-8 человек, и люди все равно не очень стремятся уезжать отсюда.

И не потому, что чего-то или кого-то боятся. Просто скоро зима. В отдаленных кишлаках не знают, что такое газ, электричество, даже уголь. Топят только дровами. Их нужно купить, но нет денег. Или заготовить, но время уже ушло. А значит, ждет мороз и неминуемая гибель.

Точные афганские весы. Мера веса для дров – один сер, 7 кг. В этом году, как ни странно, они дешевле, чем в прошлом. Но пока еще тепло, а через пару месяцев дрова могут быть на вес золота.

Если нет хлеба, то нужны хотя бы зрелища. Музыку, как раньше, никто не запрещал. Под Кабулом даже есть небольшой парк отдыха. Большинство людей не имеет возможности сюда приехать. Но те, кто могут себе это позволить, приезжают из других городов. Ученики из частной школы провинции Пактия добирались два часа.

В парке работают аттракционы, но они не заполнены даже на десятую часть, потому что элементарно у людей нет денег на платные развлечения. За порядком следят талибы. Никому не мешают. Не делают замечаний женщинам, которые катаются на аттракционах без мужчин. Никакого дресс-кода по здешним меркам. Сейчас для талибов очень важно, чтобы афганцы почувствовали себя свободными, чтобы поверили: не так страшны те, которых такими рисуют.

"Вы сами видите, что здесь спокойно, никаких проблем. Когда были американцы, натовцы, каждый день по 2-3 взрыва было, а сейчас ничего такого нет. Когда люди свободны, они могут отдыхать. Мы тюрьму здесь не создали. Люди рады, что когда у них есть время, они могут отдыхать", – сказал один из талибов.

Некое подобие туристической полиции. Приветливые, улыбчивые молодые люди, у которых еще не остыли автоматы от недавней стрельбы. И пока они такие, имеет смысл сделать фото на память.

С внедорожника, на котором катались американцы, талибы не сняли грубую по местным понятиям табличку: "Не задавай тупых вопросов". Но она как раз и есть самый лучший и по-восточному неопределенный ответ, если спросят, как здесь сейчас живут.