Грязные дела под красивыми вывесками: журналистское расследование

Страсти по "Гиппократу": скандально известная империя спирта в Самарской области вновь оказалась в центре внимания. Виной тому – арестованный прокурор города Сызрани Вадим Федорин. Его обвиняют в получении крупной взятки. И в суде прозвучало название фирмы "Гиппократ". Сам прокурор намекнул, что его хотел сразить "Гиппократ": неужели настойка на взятках развязала язык? И причастен ли к этой схеме самарский бизнесмен Дон Фанфурик? К нему ведь тоже было много вопросов, но дела так никто и не возбудил.

В прокуратуре Сызрани переполох: арестован главный прокурор города Вадим Федорин. Его подозревают в получении взятки. Сотрудники ФСБ задержали его с поличным в собственном кабинете.

Скандальную историю обсуждает весь город. Но подчиненные хранят молчание. По некоторым данным взятку Вадиму Федорину передавали в личном кабинете. Он сейчас закрыт.

- Работали с ним?
- Комментариев не даем.
- Без комментариев, мы только пришли.
- Для вас шок то, что произошло?
- Да.

По версии следствия, посредником в передаче взятки выступал адвокат Дмитрий Фомин – он сейчас под домашним арестом. Известно, что они вместе работали сначала в прокуратуре в Тольятти, затем перешли в Управление по противодействию коррупции областной прокуратуры. В зале суда на избрании меры пресечения Федорин произнес название предприятия – "Гиппократ". Ряд СМИ тут же сделали предположения, что купить расположение прокурора мог владелец скандального известного предприятия "Гиппократ" Дмитрий Островский, более известный как Дон Фанфурик.

Мы приехали в Сызрань и разыскали ту самую компанию "Гиппократ", руководство которой и пыталось решить свои проблемы в бизнесе с прокурором города Сызрани. По документам учредителем медцентра значится Сергей Котючий. Мы застали его как раз на рабочем месте – принимал пациентов.

– То есть, вы понимали, что часть денег пойдет на взятку?
- Да, конечно, я понимал.
- И вы даже сейчас откровенно об этом говорите?
- А почему нет?
- Вы понимаете что это нарушение закона? Что вы попытались нарушить закон?
- Ну, попытался, конечно, я понимал, но я не думаю, что это вот так вот развернется широко.

Стоит заговорить о самарском предпринимателе Дмитрии Островском, руководитель медцентра делает вид, что впервые слышит эту фамилию.

- Кто это такой?
- Завод "Гиппократ" в Самарской и Ульяновской областях.
- Нет, никаким боком.

Уже на улице руководитель сызранского "Гиппократа" Сергей Котючий куда более откровенен. Признается, что он хорошо знаком со смертоносным бизнесом Островского. Одна из его врачей за год просто спилась на "фанфуриках".

– Я подхожу – она никакая. Пьяная. Открываем стол, а там "Боярышник", еще что-то. И она каждый день берет их. Дешевые. А этот Островский – он, говорят, и в ОБЭПе работал. Зачем я буду. Мы и так на себя нагребли уже.

Верить ли Котючему и связаны ли как-то на самом деле два "Гиппократа" Самарской области, могут выяснить только силовики. Главная особенность бизнес-империи Дона Фанфурика – это запутывание следов. Его многочисленные компании, как правило, оформлены на других лиц, и список тузов-учредителей постоянно тасуется с ловкостью карточного шулера.

Островский знает не понаслышке, как запутать любое расследование: в 90-х он служил в ОБЭПе тогда еще ГУВД Самарской области. История умалчивает, откуда у милиционера после увольнения появился гигантский стартовый капитал. Но однажды Островский сменил форму на дорогой костюм и возглавил огромную спиртовую империю.

Под видом аптечных настоек он стал выпускать дешевое алкогольное пойло. Сомнительный бизнес Островского лишил жизни и здоровья тысячи человек. По данным СМИ, сейчас Дону Фанфурику подконтрольна группа компаний "БИОМЕД", в которую входит 12 предприятий. Два завода "Гиппократ" в Самарской и Ульяновской областях, аптечная сеть, через которую сбывают смертельно опасные "фанфурики". Завод по производству стеклотары, фирма по грузоперевозкам. А еще – несколько санаториев и базы отдыха.

Журналист Эдуард Петров неоднократно и подробно рассказывал о бизнес-схемах Дона Фанфурика. Первое расследование вышло в эфир в 2009 году.

Сызранский прокурор Федорин по сути открыто заявил о схеме, с помощью которой богатые самарские коммерсанты уходили от ответственности. За крупные суммы некоторые влиятельные силовики закрывали глаза на темные дела.

"Некоторые, кто осторожнее, кто пытается уйти от уголовной ответственности, чтобы, не дай Бог, не попасться, используют посредников. Есть налаженные схемы, когда эти посредники работают уже в связке с должностным лицом годами. Когда-то вместе работали, когда-то вместе учились, ходили вместе в спортзал, играли вместе в хоккей. И вот человек, которому доверяет должностное лицо, и носит эти самые сюрпризы ему в кабинет, за которые он решает определенные вопросы", – говорит адвокат, доктор юридических наук, почетный адвокат России Людмила Айвар.

Не исключено, что этой схемой пользовался и самарский бизнесмен Дон Фанфурик. Полицейские, прокуроры и следователи Ульяновской и Самарской областей будто не замечают его крайне сомнительные бизнес-схемы.

"Скорее всего, Островский решал эти вопросы на очень высоком уровне, потому что сколько бы здесь ни было руководителей силовых структур – руководители прокуратуры, МВД, – при каждом, наверное, руководителе дела возбуждались, и все. То есть, это не местный уровень, это какой-то очень высокий уровень. Сам по себе такой бизнес скользкий и долго существовать не может без какого-либо высокого покровительства", – говорит журналист, блогер Наталья Умярова.

Опасное зелье разливают по "фанфурикам" на заводе "Гиппократ" в Самарской области, а готовят пойло в поселке Мулловка Ульяновской области. Там спиртзавод "Гиппократ" годами превращал жизнь местных жителей в ад. Его деятельность приостановили только в этом году, после смены главы региона. Но в поселке до сих пор отравлено все: воздух, почва, вода. Отходы переработки – так называемую барду – сливали в водоемы и на земли сельхозназначения.

Редакция "Дежурной части" неоднократно обращалась с запросами в МВД и прокуратуру Самарской и Ульяновской областей. Однако ничего кроме отписок мы не получали. Вот ответ прокуратуры Ульяновской области от 8 июля: на двух листах подробно изложены и так всем известные факты. Поводов для мер дополнительного реагирования прокуроры не усмотрели.

Не усмотрели нарушений требований федерального законодательства и самарские прокуроры. Даже заявили: "Учредителем ООО "Гиппократ" указанный в обращении Островский не является и никогда не являлся".

- Учредителями ООО "Гиппократ" было принято решение о передаче полномочий в качестве единого исполнительного органа ООО "Центр содействия бизнесу".

Но если внимательно изучить данные из открытых источников, юридический адрес центра совпадает с юридическим адресом "Гиппократа" и еще нескольких фирм, подконтрольных Островскому. Отличаются только номера офисов.

А на самом деле по этому адресу расположен обычный СПА-центр, сотрудники которого словно бы болеют выборочной амнезией: якобы никогда не слышали фамилию Островского. Хотя еще месяц назад проблем с памятью у них не было.

- Его нет на объекте.
- Он здесь бывает?
- Конечно. Приезжает, да, постоянно.

Еще одна любопытная деталь: зарегистрирован алкобарон Островский здесь же, в здании СПА-отеля. Возможно, Дон Фанфурик коротает вечера в этом аляповатом номере, утопая в мягких диванах с золотистыми подушками. Или может, он нежится в просторной кровати с голубым балдахином? А после напряженного трудового дня наверняка снимает стресс на массажном столе.

Действительно, официально по документам Островский сейчас не числится учредителем завода "Гиппократ". Хотя в 2000-х его фамилия фигурировала в документах. Также часть бизнеса была оформлена на родственников: мать Людмилу, отца Валерия. Сейчас же по документам учредителями завода "Гиппократ" являются некие Татьяна Рогожина и Дмитрий Дзюбан. По некоторым данным, это супружеская пара и близкие Островскому люди. Мы дозвонились по номеру телефона Рогожиной. Ответ вышел неожиданным.

– Какое отношение вы имеете к заводу "Гиппократ" в Самарской области?
- А вы кто такая вообще?
- Ваша фамилия значится в списке учредителей.
- И что?
- Меня зовут Ольга, я корреспондент.
- Никакого не имею.

Если внимательно изучить данные из открытых источников, за последний месяц предприятие "Гиппократ" штормило, менялись доли учредителей в бизнесе.

"Бизнес Островского оформлен на других людей. Может быть, это свои люди, может быть, это, как существовала практика в 90-х, лица, давно погибшие, потерявшие паспорта. Факт в том, что если сейчас какая-то большая засада, то сидеть пойдут люди, на которых оформлен этот бизнес", – говорит блогер и журналист Наталья Умярова.

Заводом в Мулловке управляет 40-летний Антон Гусев. Он не раз попадал в поле зрения правоохранителей. На кадрах его под конвоем ведут в зал суда: в октябре 2015-го он, будучи пьяным, насмерть сбил пожилого велосипедиста.

В СИЗО Гусев оставался недолго: говорят, заплатил родственникам погибшего 4 миллиона рублей, и дело закрыли. Знающие люди не исключают, что помог Дмитрий Островский. Гусева называют правой рукой Дона Фанфурика. Мы дозвонились ему по телефону, однако Гусев трусливо бросил трубку.

Минувшей зимой журналисты из программы "Расследование Эдуарда Петрова" наведались на завод в Мулловку. Вот как тогда вел себя Гусев.

- Островский ваш хозяин.
- У меня нет хозяев.

По слухам, сам Островский может иметь недвижимость во Франции, в Испании и на Кипре. Его сын Илья, по рассказам местных жителей, учится в Испании. Отец Островского Валерий, якобы в прошлом тоже сотрудник МВД, коротает время на даче в Ульяновской области.

- Вы его видели?
- Сегодня утром был, уехал.
- А младший, Дмитрий?
- Ну, бывает.

Неплохо обустроилась и бывшая жена Островского – Оксана. В начале 2000-х она тоже значилась в списках учредителей завода "Гиппократ". А уже в 2009 году от него открестилась.

– Никогда не видели завод "Гиппократ"? Вы никогда не знали, что там производили?
- Нет.

Сейчас у Островской два магазина одежды. Дама ведет активную жизнь в соцсетях и медитирует с муравьями в лесу.

Даже после серии разоблачений для силовиков региона Дон Фанфурик – фигура неприкосновенная, словно у спиртовой империи в их рядах спрятан свой полк преданных Федориных. Островский, кстати, пытался договориться и с журналистом Эдуардом Петровым. Обещал большой подарок. На встрече достал планшет, на экране которого написал сумму, а когда понял, что разговор записывается, трусливо сбежал.

Вот уже два десятилетия Островский в регионе – едва ли не чемпион по бегу от острых вопросов. Которых теперь может стать гораздо больше: слишком уж словоохотлив был в суде прокурор Сызрани Федорин. А тот теперь может и на допросах блеснуть красноречием. В Самаре говорят: марафон Островского слишком затянулся. Может, наконец настало время финишной ленты?