Тема:

Коронавирус 45 минут назад

Авось не проходит: любая пандемия заканчивается вакцинацией

Реанимация 67-й больницы печально "стонет" звуками ИВЛ. Пациенты еще дышат, но уже не своими легкими, а с помощью аппарата. Сегодня здесь нет свободных мест. Если койка утром освободится, к обеду ее наверняка займет новый пациент. А вчера к полуночи свободных мест не осталось во всем ковидном госпитале.

Смертельная угроза, что тенью ложится на измученные лица. Вихрем тоски отзывается в сердце чужая боль. Под кислородной маской – застывшая гримаса страха: ковид лечат, но не всегда вылечивают.

"Реанимации всегда заполнены, но просто контингент здесь более молодой. Пациенты болеют тяжелее сейчас с каждым днем. За последнюю неделю пошел очень сильный прирост", – рассказала Юлия Кудряшова, врач 7-го терапевтического отделения Городской клинической больницы № 67 Москвы.

Во временном госпитале "Крылатское" "распечатывают" коечный резерв. Заболеваемость в столице резко пошла вверх. Оглушаемые воем сирен городские магистрали невидимыми нитями связали "красные" зоны Москвы: каждый день в ковид возвращают недавно выздоровевшие стационары.

"Ковид никуда не ушел, но психология людей была настроена таким образом, что все закончилось. Мы справимся. У нас есть все для того, чтобы оказать помощь. Нехорошие мысли у людей появляются: научились лечить – хорошо, заболею – спасут. Чтобы спасти, надо вовремя обращаться", – отметил Андрей Шкода, главный врач ГКБ 67.

Обращаются поздно, когда болезнь уже запущена. Теперь ковид отбирает молодых: его историю можно читать по цифрам – тревожит возраст заболевших. В отделении реанимации время будто меняет скорость: не годы в календаре – минутная стрелка на часах отсчитывает жизнь.

"Мы видим, как агрессивно наступает ковид. У нас достаточно много москвичей лежит в реанимации, на ИВЛ. То есть опасность реальна, она высокая. Но у нас сегодня есть выход. Просто надо прийти и сделать прививку", – заявил мэр Москвы Сергей Собянин.

В субботу информационная молния "распорола" небо над столицей: Сергей Собянин вводит в Москве ковидные ограничения. До конца следующей недели объявлены выходные. Треть сотрудников рекомендовано перевести на дистанционный режим работы. Пенсионеров – старше 65 – распустить по домам. Фудкорты, детские игровые, зоопарки снова закрыты – недолго музыка играла.

Это было ожидаемо: коронный выход вируса с короной. В его опасность перестали верить – расслабились. Забыли про маски и санитарные правила. В барах и кафе снова стали собираться массовки. От прививок добровольно отказывались. Ответный удар ковид наносит по здоровью и по бизнесу.

"Авось здесь не проходит. Любая пандемия заканчивается вакцинацией. Чем быстрее мы будем вакцинироваться, тем быстрее победим пандемию. И для этого есть все основания. Прекрасные вакцины. Я сам лично прививался "Спутником", – рассказал Андрей Шкода.

Стальные трубы для добычи полезных ископаемых непрерывно выходят с конвейера. Полезной для сотрудников оренбургского завода бурового оборудования должна стать вакцинация. Слишком тяжелой выдалась осень 2020 года. Целыми сменами болели.

Каждый второй заказ уходит за рубеж. Завод связан контрактами – некогда простаивать. Но ворвавшаяся в цеха пандемия железной хваткой рушила планы. Директор решил не церемониться: всех сотрудников протестировали на антитела. Тем, кто не встречался с вирусом, предложили сделать прививку.

"Не хотят. Написали заявление. Я только сказал: если ыы заболеете, не дай Бог, я не допущу, чтобы вы распространяли заразу, вам придется уволиться. Такой нажим небольшой. Это нужно, потому что это опасно", – сказал Александр Медведев, генеральный директор АО "Завод бурового оборудования".

Насколько опасен ковид, знают врачи инфекционного госпиталя 2-й областной больницы. В этом корпусе раньше был детский аллергоцентр – в палатах до сих пор сохранились рисунки. Но пациенты не обращают на них внимание – без сознания, на аппаратах ИВЛ борются за жизнь, не желая покориться безысходности.

"Для нас, как и для всех, это испытание. Но в то же время это и учеба. Как люди во время войны учились медицине, так и мы сейчас учимся тоже. Научились, например, гемодиализ делать. Раньше мы этого не умели", – сказал Виталий Приймак, заведующий отделением реанимации №1 ковидного центра ОКБ №2.

Из палаты в палату перевозят мобильный рентген. Компьютерный томограф в больнице тоже есть, но в другом здании. Тяжелых пациентов обследуют на месте.

Времени часто не хватает – больные поступают уже в тяжелом и запущенном состоянии. Такие истории болезни выходят многотысячным тиражом. Пять дней Анатолий лечился дома – эффекта не было.

Ковид все время подбрасывает новые головоломки. Прячется под маской инфаркта, может выдать себя за инсульт. Переходит в септический шок. Разгадывая эти ребусы, доктора каждый день дописывают страницы истории непредсказуемой болезни.

Вирус изменил лицо. Лечить ковид становится все труднее: пациенты не всегда отвечают на терапию. Зараженные клетки мгновенно отмирают. Отравленный короной организм блокирует выработку антител. Иммунитет молчит. Это особенность коронавируса. В таких случаях применяют плазму.

"Это препарат, который необходимо применять как можно раньше при лечении, потому что основная задача – нейтрализация вируса. Когда вирус уже наделал катастрофу в организме, когда уже присоединилась полиорганная недостаточность, когда идет большое поражение легких, там плазма может навредить в этом случае", – пояснила Ирина Каверина, заведующая отделением гравитационной хирургии крови ГБУЗ "Оренбургская областная клиническая станция переливания крови".

На станции переливания крови заготавливают плазму для производства препарата "КОВИД-глобулин" и отправляют на Пермский завод госкорпорации "Ростех". Попадая в кровь пациента, готовые иммуноглобулины останавливают распространение инфекции. Плазму забирают у переболевших доноров и вводят больным.

Плазма с растворенными в ней антителами – это лекарство. Для профилактики есть вакцина. Четверть миллиона жителей Оренбуржья уже сделали прививку от коронавируса.

"Для того, чтобы не думать о второй, третьей и четвертой волнах, нужно вакцинироваться. Я сам вакцинировался. Прекрасно себя чувствую, не было никаких симптомов. Надо понимать, что если какие-то дополнительные изменения ситуации с коронавирусом, опять какие-то ограничения, опять нагрузка на бизнес и опять следующие проблемы. Вот эти круги могут, конечно, довести до нехорошего. Поэтому работу продолжаем", – заявил Денис Паслер, губернатор Оренбургской области.

Здесь небо сходится с землей – взором не окинешь. Залитая солнцем от края до края Оренбургская степь раскинулась на сотни километров.

У фермера Нурлана Кахаева большое хозяйство: коров разводит на мясо – мраморная говядина сегодня в цене – держит лошадей, сеет зерновые. Только кажется, что живут вдали от цивилизации. И хотя коронавирус сюда не дошел, об этой болезни наслышаны.

К ним часто приезжают родственники – казахские семьи традиционно большие. Чтобы накормить гостей, Салтанат уже с утра отваривает мясо и замешивает тесто – будет готовить бешбармак. Национальное блюдо как дань традициям.

Здесь до границы – рукой подать. Для россиян Казахстан смягчает ограничения на въезд. С отрицательным тестом на ковид можно и к соседям съездить.

Российско-казахстанский рубеж – 7600 километров по суше – самая протяженная непрерывная граница в мире. Две страны она делает ближе. Как добрые соседи с общей историей вместе сражались, вместе трудились, связаны семейными узами – родственники там и тут, можно перейти границу. И свободно говорить по-русски. Русский в Казахстане – язык межнационального общения. Во время пандемии две страны снова объединились. Теперь вместе сражаются с коронавирусом. Здесь признали российскую вакцину "Спутник V". Поставки идут с февраля.

В крупном торговом центре Алматы – прививочная зона. Здесь установили сразу несколько кабинок для вакцинации. На выбор предлагают три препарата.

Казахстан дважды объявлял общенациональный карантин. На пике заболеваемости только в Алмате госпитализировали до четырехсот человек в сутки. Сегодня – 80, то есть в пять раз меньше. Из "красной" зоны перешли в "желтую".

Инструкция для этой партии "Спутник V" напечатана на двух языках: казахском и русском. Российскую вакцину производят на карагандинском фармпредприятии и поставляют в процедурные кабинеты республики Казахстан.

Это особенность жизни в селе: когда выходят в поле, до врача уже трудно дойти. Но Расул все-таки успевает забежать на прививку. Местный фельдшер уже несколько раз приглашала.

В яблоневом саду деревья высаживают под углом друг к другу. Похоже на латинскую букву "V". В названии Российской вакцины она тоже присутствует. Каждый раз, когда управляющий приезжает в хозяйство, саженцы напоминают: привиться пора.

Воспитатели детского сада не стали откладывать прививку на потом. Факты о российской вакцине сработали лучше, чем мифы. А нарастающая пандемия заставляла принять решение как можно скорее.

Весть о вакцине стремительно разносится по окрестностям Алматы. За этот год коронавирус всюду наследил: от мегаполиса до небольшого хутора. Всем миром искали спасение от новой инфекции. И даже прибегали к народным средствам .

Кумыс – напиток долголетия. Местные врачи рекомендуют переболевшим ковидом употреблять стакан кобыльего молока перед едой – повышает иммунитет. Когда начиналась пандемия, был ажиотажный спрос на этот напиток. Его считали панацеей от новой, тогда еще неизвестной болезни, и очередь за кумысом выстраивалась затемно. Сегодня очереди за кумысом уже нет. За вакциной – занимают по обе стороны границы.

В приглушенном свете реанимационного зала лица пациентов отсвечивают масками боли. С госпитальных кроватей на нас смотрят бледные лица пациентов. Сейчас уже нельзя ничего исправить. Но ведь у каждого был шанс: потратить несколько минут на прививку – это лучше, чем потеряться во времени в госпитальной палате в сплетении дыхательных трубок.