Тема:

Коронавирус 20 минут назад

Священники в больницах и ограничения в храмах: православные готовятся к Пасхе в условиях пандемии

Великий четверг – день, когда проходят особенные службы. В московском храме Христа Спасителя Патриарх Кирилл совершил литургию Василия Великого и впервые за два года чин освящения мира. Из-за коронавируса верующие участвуют в богослужениях с особыми мерами предосторожности. По традиции в этот день также принято печь куличи.

Их замешивали на сгущенном молоке и жирном сливочном масле. В тесто добавляли изюм, цукаты и орехи. Академические куличи расписывают так, будто сдают экзамен по академической живописи.

"Когда расписываю куличи, стараюсь молиться. Про себя молюсь, молча. Первый раз когда рисовала, у меня дрожало все внутри", – говорит кондитер Марина Парфенникова.

Эти куличи выпекают в печах Московской духовной академии, потому и называют академическими. Сегодня здесь к Пасхе готовятся. На Страстной седмице занятий нет, утром и вечером студенты служат в храме.

Прихожане, будто в шахматном порядке, расступились перед неотступным коронавирусом. Теперь даже в праздники полно народу в церкви не бывает. Санитарные требования соблюдают строго.

"Я студентам говорю: когда хочется чихнуть, уйдите лучше на три метра подальше. Не пугайте прихожан. У нас многие вакцинировались. Я не вакцинируюсь только потому, что у меня еще сохраняются антитела, но как только исчезнут антитела, я вакцинируюсь", – епископ Феодорит (Тихонов), ректор Московской духовной академии.

Священнослужители московских храмов сегодня тоже учатся. Синодальный отдел Русской православной церкви проводит трехдневные курсы: готовит госпитальных священников для служения в ковидных больницах. "У меня есть самый тревожный чемоданчик – это моя требная сумочка для красной зоны", – говорит священник. Это больше похоже на домашнюю аптечку, но вместо аспирина отец Иоанн берет непрописанное лекарство – крест, Евангелие, икону. На подрясник надевает защитный комбинезон. Под плотным респиратором исчезает кудрявая седеющая борода.

В госпитальной палате священник стоит на коленях перед болящими. Он исповедует, причащает, отпускает грехи. Это все-таки таинство, поэтому съемочную группу просят выйти. По больничному коридору гулким эхом несется "Отче наш". Когда в отделение приходит священник, даже врачи облегченно вздыхают: будто вместе с ним в пространство, пронизанное болью, врывается чудо.

"Так бывает чаще всего процентов 80 – это люди, которые раньше не ходили в храм. Только здесь, оказавшись в больнице, они задумываются о духовной жизни. О смысле своего существования, начинают молиться Богу. Когда приходит неожиданная болезнь, человек понимает, насколько он беспомощен", – говорит протоиерей Иоанн Кудрявцев настоятель Храма в честь иконы Божией Матери "Отрада и Утешение".

В третьем отделении реанимации находятся пациенты крайне тяжелые. Откуда-то издалека доносится тревожный сигнал: все врачи сбегаются. Возвращают к жизни пациентку, что уходила у них на глазах.

"Такое ощущение, что каждая волна потяжелее. Тяжелее протекает. С чем это связано – трудно сказать, может быть, вирус мутировал. Тем не менее реальность такова, что глобально заболевание протекает тяжелее", – отмечает Георгий Арболишвили, заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии №3 ГКБ №52.

Больничный подоконник священник приспосабливает под аналой: раскладывает красный плат, достает Евангелие и крест. Соборовать будет. Молиться о здравии пациентки, что уже 10 дней на ИВЛ без сознания. "Человек принимает не столько разумом, который выключен в данный момент, человек принимает сердцем", – говорит протоиерей Иоанн Кудрявцев.

В канун Светлого Воскресения Христова он проводит таинство причастия для тех, кто в сознании. Алексей еще накануне просил об исповеди. Ему 32. Только на шестой день в реанимации он открыл глаза и почувствовал, что стало легче. "Тяжело было, страшно, – признается он. – Конечно, приход священника помогает. Сейчас все помогает".

Священники и сами болели ковидом. Больше трехсот служителей Русской православной церкви погибли за год пандемии. В Свято-Георгиевском Мещовском монастыре весь Рождественский пост провели на карантине. "Все переболели, один даже умер. Я ему, как игумен, говорил, что, батюшка, пожалуйста, езжайте на диагностику. "Да, у меня грипп, у меня ОРЗ". А там был коронавирус", – говорит архимандрит Георгий Евдачев, настоятель Свято-Георгиевксого Мещовского мужского монастыря.

После болезни поднимали себя на ноги молитвой и работой. Здесь даже животных окропляют святой водой.

"Мы служим молебен, с церковными хоругвями идем, с крестами. Их кропим водой святой. И под пение "Христос воскресе из мертвых" выгоняем их в поле. У нас молоко – это, наверное, на сегодняшний день самый лучший продукт по восстановлению иммунитета при коронавирусной инфекции", – говорит архимандрит Георгий Евдачев.

Для монастырского уклада – это неслыханное дело! Чтобы во время поста молоко добавляли в пищу. А еще растительное масло и рыбу с морепродуктами. "Люди ослабли после коронавируса, очень иммунитет слабый, – поясняет настоятель монастыря. – Знаете, как святые говорили, за еду почти никого не было в аду. В основном, за неправильные мысли, за грех в душе".

Но монахи снова в строю. В храмах готовятся к Пасхе. И уже чувствуется близость того загадочного мига, который, как год назад еще казалось, исчез навсегда.