Как и где можно заработать на мусоре

Отстоять в очереди, сдать пустую тару и получить вознаграждение. Ритуал, хорошо знакомый многим из нас с детства. В наши дни этот процесс займет куда меньше времени и принесет больше пользы. В Подмосковье появятся сотни фандоматов – специальных аппаратов по приему жестяных банок и пластиковых бутылок.

Он похож на автомат по продаже напитков, но на самом деле не выдает их, а наоборот, забирает. Пустую тару.

– А деньги где?

– Вот, пожалуйста, начисляют баллы.

– Пока это баллы?

– Да, – подтверждает подмосковный губернатор.

За баллы – ценные призы и скидки в продуктовых магазинах. Всего установят 300 фандоматов в торговых центрах и школах. И свои баллы ученики смогут обменять на обед в кафе. Почти как это делали их бабушки и дедушки.

"Когда мы были маленькими, всегда можно было пойти в кафетерий или что-то купить полезное. Мы очень активно участвовали в этом процессе. Я бутылки сдавал очень активно", – делится воспоминаниями Андрей Воробьев.

Фандомат – это не просто большой мусорный контейнер. Внутри – умнейшая система, технология разработана в России. Металлические банки, пластиковые бутылки примут, только если они чистые.

"Такая модель позволяет до 96% всех проданных бутылок на территории извлекать при массовой постановке таких фандоматов. И тут же отправлять на переработку", – отмечает генеральный директор компании "РТ-Инвест" Андрей Шипелов.

Переработка сегодня – стратегическая задача. В регионе работает больше десяти комплексов, где все сортируют и отбирают полезные фракции.

Но переработать все невозможно. Даже в тех странах, где разделение отходов – целая философия, а занимается этим каждый житель и крайне тщательно, часть все равно приходится сжигать. На наших заводах – технология японско-швейцарской компании, запустившей более 500 подобных производств по всему миру.

Отходы будут сгорать при температуре больше 1000 градусов. Такой накал позволяет уничтожить любые вредные вещества. Образующийся пар пойдет в турбину, которая будет вырабатывать электричество для соседних населенных пунктов. Первый завод в Воскресенском районе должен заработать уже в конце следующего года.

"Я уже говорил и друзьям своим, и всем остальным: лучше я буду жить возле завода, где вопрос решился с утилизацией отходов, чем я буду жить где-то возле полигона и постоянно думать о том, что с ним делать, будет дуть ветер в нашу сторону, не будет ветра в нашу сторону", – говорит заместитель руководителя проекта по общим вопросам Евгений Лысенко.

Обсуждали строительство заводов, а точнее их безопасность, на этой неделе и в Общественной палате.

"Не все сжигают. В США в большей степени кладут на полигоны. Коллеги говорили о том, что в Европе принята хартия, которая прекращает строительство мусоросжигающих заводов", – рассказывает о прошедших слушаниях председатель комиссии по экологии и охране окружающей среды Общественной палаты РФ Елена Шаройкина.

Вена. Завод прямо в центре города. Здание – в списке достопримечательностей.

А это уже Швейцария. Город Люцерн. Рядом пастбище, в 100 метрах – жилые дома.

"Заводы строятся везде. Фактически в каждом небольшом городке, типа нашего районного центра, есть свой мусоросжигательный завод. Данные по этой швейцарской фирме, которая у нас строит в Подмосковье: они построили и строят порядка 200 заводов в Европе, а всего в мире около 500 заводов, в том числе и в Японии", – информирует профессор кафедры управления природопользованием и охраны окружающей среды РАНХиГС Александр Шилов.

Пять строящихся сейчас заводов: четыре в Подмосковье, один в Татарстане – успешно прошли государственную экологическую экспертизу.

"Проекты, значит, безопасны, проекты прошли экспертизу, – подчеркивает глава комиссии по экологии и охране окружающей среды Общественной палаты Елена Шаройкина. – Существует госэкспертиза, значит, все безопасно. В реальном мире не всегда так".

С этим утверждением поспорили бы международные специалисты. Немецкие эксперты также выдали заключение о безопасности. Они пришли к выводу, что показатели выбросов, о которых так часто говорят противники строительства, тех самых диоксинов, не превысят нормативов, принятых не только в России, но и более строгих, европейских.

"Экологическая экспертиза является гарантией безопасности. Кто бы разрешил, кто бы выделил землю? Если посмотреть любую свалку, даже когда она не горит, там процессы происходят, появляются свалочные так называемые газы. Их выходит намного больше чем, будем говорить, при самом негативном развитии мусоросжигания", – поясняет профессор кафедры управления природопользованием и охраны окружающей среды РАНХиГС Александр Шилов.

И это хорошо понимают жители, чьи дома стояли рядом со старыми полигонами, которые на протяжении десятилетий отравляли им жизнь. Благодаря программе удалось закрыть абсолютно их все.