Вспоминая Афганистан: как встретились бывшие воины-интернационалисты с бывшими душманами

Афганистан не меняется. Он всегда красив. И всегда опасен. Здесь люди живут, подчиняясь природному инстинкту самосохранения. Воюют и работают, чтобы выжить.

На этой неделе наши ветераны Афганистана советские воины-интернационалисты посетили Афганистан, где ко Дню России открыли памятник (камень) в честь подвига наших военных. Примечательно, что там же состоялась и встреча ветеранов с теми, против которых тогда и бились. Лицом к лицу, без оружия и взаимных претензий.

Всю историю Афганистана эти страну раздирали бесконечные войны. Многие из них шли за полезные ископаемые. Здесь, в этих горах, буквально вся таблица Менделеева. Слева от меня – цемент. Справа – медь. Открытые месторождения. Разрабатывай – не хочу. Но кто будет это делать, когда все воюют?..

Афганистан не меняется. Он всегда красив. И всегда опасен. Здесь люди живут, подчиняясь природному инстинкту самосохранения. Воюют и работают, чтобы выжить. Всех, кто пытался их ограбить, они выгнали с позором. И только советские солдаты ушли отсюда сами с высоко поднятой головой. Они приезжают сюда редко. Как туристы. Но спроси у каждого – тянет эта земля.

"Что она для нас значит? Это, неверное, память о том, что здесь мы когда-то находились, мы здесь выполняли серьезные государственные задачи. Я думаю, для афганского народа мы сделали очень много. Дороги делали школы строили, заводы. Так что очень много было сделано. Так что эта земля мне будет напоминать об Афганистане, всё-таки лучшие годы здесь прошли. Боевое братство, которое здесь было, его ни с чем сравнишь", – признается Николай Кравченко – ветеран афганской войны.

Район военного аэродрома Баграм. В этих местах располагались 345-й отдельный парашютно-десантный полк и 108-я мотострелковая дивизия. Военных объектов не осталось. Но есть другие, возможно, более важные доказательства нашего присутствия.

Это только кажется, что о советских здесь ничего не напоминает. Вот эти дома были построены нашими строителями. Представьте, прошло несколько десятков лет и люди по-прежнему благодарны нам за это. Они в них просто живут. Даже 10-летний мальчишка, увидев русских, подошел, чтобы сказать "спасибо".

Куда ни посмотришь, везде наши следы. Наших советских людей. Вот эта вода течет потому, что эту колонку сделали советские специалисты. Да, стояла здесь когда-то 108-я дивизия, потом наши отсюда ушли, тут же появился жилой квартал, а сейчас промышленная зона. На Баграме, откуда сбежали американцы, стали разбирать "Хаммеры", вертолеты, машины. И все это везут сюда. Вот прекрасный металл, который обязательно пойдет в дело, – афганцы удивительно предприимчивые люди. Ничего не будет потеряно. Это все, что осталось от американцев, – груды металла.

Николай Васильевич Кравченко был в Афганистане без малого 40 лет назад. Воевал хорошо. Удостоен звания Героя Советского Союза. О подвиге не говорит. От друзей я узнал, что он вывел из-под огня целый батальон. Рискуя своей, спас жизни 300 человек.

Не уверен, что от пота слезились глаза у ветерана-афганца. Вспоминать, как воевал, как терял боевых товарищей, как был молод в конце-концов, наверняка нелегко. Непросто было измерять свою жизнь рулеткой афганских дорог.

На следующий день отправляемся в известный всему миру город Бамьян. 4 часа в один конец. По пути – поломка. Надо было такому случиться, что машина у нас сломалась прямо на перевале. Мастер на мотоцикле приехал буквально через 15 минут из ближайшего кишлака. Самое любопытное – это набор инструментов. Афганцы пристраивают абсолютно все для жизни. Починить должен обязательно – по-другому здесь просто не бывает.

Студенты, проезжавшие мимо, увидев иностранцев, решили с нами поболтать. Узнав, что русские, были искренне рады. "Мой отец рассказывал, что русские очень много делали хорошего для нас. Они воевали, конечно. Но очень много строили. Один тоннель через Саланг чего стоит. А электростанции на этой реке. Они нам свет дали", – сказал один из студентов.

Хоть без охраны на этих дорогах никак, для меня это просто красивые пейзажи. Для тех, с кем еду, – путь воспоминаний. Они помнят здесь каждый камень.

Здесь даже не нужно ничего доказывать. Просто посмотрите на этот пейзаж и представьте хотя бы на секунду, что значит воевать в таких горах. Я сейчас в легкой рубашке, я могу подняться на ближайшую скалу, но, наверное, весь выдохнусь. А представьте, когда на вас рюкзак в 50 кг и вы должны туда дойти, чтобы прикрыть колонны, идущие по этому серпантину. Что это, если не героизм.

"Здесь задача моджахедов была не то, чтобы прямо попасть в машину. Достаточно было пугнуть. Чтобы водитель с испугу дернулся. А это 100% смерть и гибель всех, – вспоминает Олег Гонцов – ветераны афганской войны.

25 лет назад, когда я впервые приехал в эту страну, подобной техники было еще очень много по обочинам афганских дорог, а сейчас это первый, который я увидел за все время командировки, – старый советский Т-54. Эти танки показаны в советском фильме "Миссия в Кабуле", снятом за девять лет до ввода советских войск в Афганистан, в 1970 году. В этой же ленте – редкие кадры старого Бамиана, куда мы направляемся. Статуя Будды-отца еще стояла на месте. В конце 90-х годов прошлого века ее взорвали талибы, тогда в первый раз пришедшие к власти.

Древний монумент поражает своими колоссальными размерами, а еще тем, что здесь живут обычные люди. Вот этот пацан из этого Старого города, здесь до недавнего времени стояла 52-метровая статуя Будды-отца, которая была разрушена взрывом за считаные секунды. Теперь уйдут долгие годы на ее полное восстановление.

"После этого было очень жесткое противостояние талибам. Это была акция, чтобы разгневать народ и пустить ситуацию по какому-то нужному руслу. Провокация", – считает Олег Гонцов.

Дети тех, кто взорвал статуи, общаются с нашими ветеранами. Обсуждают советский автомат. Любопытный интернационал получается. Один патрон – российский, один – китайский.

На следующий день по дороге в сторону пакистанской границы попадается еще один старый советский танк. Установлен на постамент уже после вывода наших войск. Один из тех, что достался противникам, что по странной иронии судьбы стал их символом. Но три месяца назад афганцы одним росчерком восстановили историческую справедливость. Краска уже глубоко впиталась в броню советского Т-54.

Примерно отсюда и вплоть до самого Джелалабада простирается земля пуштунов, которую не контролирует даже "Талибан" (запрещен в РФ), здесь правят бал свои кланы. Они живут обособленно, их не интересует, что происходит в другом мире. Тем не менее за событиями на Украине эти люди следят.

Найти человека, который воевал против советских войск, здесь несложно. Джихад предполагает участие всех. А значит, все, кому сейчас под 60 и старше, в нем участвовали. У нас в армию шли с 18, а у них 14-летний парень с автоматом – нормальное явление. Давлат Заид – один из таких. С удовольствием попил чаю с ветеранами.

"Воевали. Помню русских. Хорошие воины. Никогда своих не бросали. Ни раненых, ни убитых. Но и мы вас били, конечно. А что делать? Война. А вот среди американцев я сталкивался только с трусами. Напрямую воевать боялись. Больше обстреливали нас из пушек и с самолетов. Я их совсем не уважаю", – говорит афганец.

Солнце сейчас в зените, даже кепку снимать страшновато. В середине лета температура поднимется до +60. Дорога, идущая в сторону Пакистана, считалась во время войны самой опасной в Афганистане. Моджахеды здесь регулярно сжигали колонны.

Странно звучит, но война давала этим людям хоть какие-то средства к существованию. Пакистанская и западная помощь для противостояния с нашей армией приносила этим людям неплохой по здешним меркам доход. В безжизненной пустыне, где реки пересыхают к июлю и урожай неминуемо погибает, местные жители отдавали предпочтением не мотыге, а автомату Калашникова. И даже сейчас они мило улыбаются тебе днем, а вечером выходят на большую дорогу. Грабят грузовики. Бог его знает, что сделают с припозднившимся в этих местах иностранцем. Ближе к закату талибские посты перекрывают движение по смертельно опасной трассе в сторону Кабула. Мы уехали раньше.

В столице спокойно. Если не считать редких теперь взрывов, уносящих за один раз жизни несколько десятков человек, то Кабул – это, наверное, самое безопасное место в Афганистане. В выходной ближе к вечеру в одном из центральных парков собираются талибы. По слухам, они здесь занимаются тем, что запрещают делать остальным. Но, вполне возможно, что стеклянные глаза у некоторых – просто признак усталости. Чтобы поддерживать порядок, им действительно приходится круглосуточно быть начеку.

"Нормально мы теперь живем. Работы много. Да и война еще не закончилась. У нас сейчас большая проблема – ИГИЛ (запрещено в РФ). Мы их уничтожим. Нужно время. Но мы не спешим", – говорят местные жители.

Мы записывали короткое интервью здесь, и нас окружили люди. Все они – талибы. Просто сегодня пятница, все отдыхают, и они здесь в Кабуле из разных регионов. Прийти сюда для наших ветеранов – поступок изначально смелый. Но талибы приветливы. Те, кто помнят ту войну, относятся к нам с уважением. "Ваши солдаты не вели себя так, как американцы, которые уничтожали нас целыми кишлаками просто так. Ваши атаковали только моджахедов. А эти – всех. Хорошо, что мы их выгнали", – говорят они.

По случаю Дня России в посольстве – прием. Первый с момента прихода к власти талибов. Своих представителей они выбирали тщательно. Здесь руководители всех основных силовых и экономических ведомств. Весь дипломатический корпус. В том числе и спецпредставитель генсека ООН по Афганистану. Главные редакторы центральных СМИ, ректорат университетов, наиболее влиятельные бизнесмены, старейшины. Многие гости специально приехали из других городов страны. А самые почетные прилетели из России. Участники афганской войны. Ветераны. К их приезду в посольстве был открыт мемориал в честь воинов-интернационалистов.

"В День России в историческом месте Кабула мы открываем мемориал в честь советских солдат и офицеров. Эти люди своей отвагой и отданными за мир в Афганистане жизнями заслужили золотые Звезды Героев. Пример их доблести всегда с нами. Подвиг наших солдат в этой далекой и в то же время очень близкой нам стране бессмертен. Ратная слава вечна. А пример их доблести всегда с нами. Эти имена – синонимы бесстрашия, стойкости, мужества и верности присяге", – заявил посол РФ в Кабуле Дмитрий Жирнов.

Русское кладбище в Кабуле. Крохотный пятачок в одном из столичных кварталов. С высоты птичьего полета его и не разглядеть. Из одиннадцати могил, находящихся на этом кладбище, имена есть только на пяти. Шесть остальных нам пока неизвестны. Они будут открыты только в 2043 году. А сейчас под грифом "совершенно секретно" находятся в архиве Службы внешней разведки.

На стены добавили таблички с именами героев и мемориальные доски из разных регионов России. Их доставляют с оказией. Две последние привезли из Омска и из Казани.

Ветераны все здесь отреставрировали и построили на свои средства и на пожертвования друзей. Афганцам благодаря русскими снова повезло. Восстановлена дорога. Скоро будет забетонировано место для парковки, чтобы каждый приезжающий в Кабул из России мог здесь побывать. Поклониться могилам тех, кто защищал интересы нашей страны далеко за ее пределами.

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях. "Смотрим"Telegram и Яндекс.Дзен, Вести.Ru – Одноклассники, ВКонтакте, Яндекс.Дзен и Telegram.