Тема:

Ситуация в Донбассе 31 минуту назад

В легендах об "Азове" поставлена точка

Важнейший успех недели – безоговорочная капитуляция нацистского формирования "Азов". Из катакомб промзоны Мариуполя вышли и сдались уже все – самые отъявленные, самые разукрашенные и самые дикие. Лишил их возможности убивать дальше Путин. Ровно месяц назад, заслушав министра обороны Шойгу, верховный главнокомандующий с ним не согласился: "Предлагаемый штурм промышленной зоны считаю нецелесообразным. Приказываю отменить. Это тот случай, когда мы должны думать, то есть мы всегда должны думать, но в данном случае тем более, о сохранении жизни и здоровья наших солдат и офицеров. Не нужно лезть в эти катакомбы и ползать там под землей по этим промышленным объектам. Заблокируйте эту промышленную зону так, чтобы муха не пролетела. Предложите еще раз всем, кто до сих пор не сложил оружия, сделать это. Российская сторона гарантирует им жизнь и достойное обращение с ними в соответствии с соответствующими международно-правовыми актами. Всем, кто ранен, будет оказана квалифицированная медицинская помощь".

Так и получилась. Муха не пролетела. Приказ выполнен. Неизбежные при штурме потери удалось предотвратить. Неонацистский режим понес тяжелейший моральный урон. Тех, из кого лепили героев, предпочли униженно сдаться. Киев не отправил им никакого подкрепления и не предпринял ни одной попытки спасти окруженных. Зеленский был занят лишь гастролями – изготовлением роликов. Украинское командование нациков из "Азова" позорно "слило".

Металлургический комбинат в Мариуполе стал последним оплотом самого боеспособного на Украине нацистского полка "Азов". Два месяца сохранялась интрига с освобождением территории завода.

Как ни ждали развязку, наступила она неожиданно. Рано утром в понедельник к мосту, ведущему к "Азовстали", превращенной украинскими военными в крепость, направилась техника российской армии и Росгвардии. Для всех машин дороги не хватало, колонны вставали в два ряда. Подъехал гражданский транспорт, автобусы из Донбасса и Краснодарского края. Грузовиков, наверное, штук сто подъехало. Где-то 50 автобусов пустых с надписью "Трехсотые" – это раненые.

К "Азовстали" направились наши свежие, отлично экипированные военные. Как выяснилось, такое долгожданное и очень важное мероприятие было решено провести в закрытом режиме, и репортеров приглашать никто на него не рассчитывал.

Как-то удалось мне затесаться в колонну и с ребятами из МВД ДНР пройти вперед. В принципе, уже по нейтральной территории идем. И то останавливают, то идем дальше. Вокруг уже совсем другой пейзаж.

Развалины еще дымились после авиаударов. Бойцам, с которыми я шел, было приказано остановиться и сохранять строй.

Расчистка дороги от взрывоопасных предметов – для прохода пленных – происходила на наших глазах. Все специальная машина сгребала, чтобы не было ПФМ, маленьких мин, "лепестков". Они ногу полностью не отрывают – только ступню – но выводят человека из строя.

Вот она, колонна противника. Вон они, первые, кто вышел. Из боевиков "Азова". Уцелевшие несут раненых. Их около 50 человек. Те, которые не ходят. И поэтому нужны носилки, чтобы их донести.

Носилки ставят на асфальт, начинается досмотр, чтобы не было ни ножей, ни гранат, изымались документы и телефоны.

Первый сдавшийся, с которым я заговорил, оказался вышедшим с территории "Азовстали" врачом. Собеседник трижды подчеркнул, что он не комбатант. Это была главная информация, которую он хотел до меня довести. Ее будут тщательно проверять.

- Парни, сколько человек выходит?

- Я не знаю, я врач.

- Ты врач? Раненых много?

- Достаточно. Я не считал, честно говорю, у меня в голове уже каша сплошная.

- Почему начали сдаваться, почему начали выходить, как вы считаете?

- Я не знаю, честно.

- Но как врач что думаете?

- С моей точки зрения, с медицинской точки зрения, ситуация критичная. Я не могу уже адекватно оказывать помощь раненым.

Для раненых были созданы комфортные условия: подвесные носилки, питьевая вода, в каждой машине – фельдшер. Остальных пленных собирали в отдельную группу.

- Парни, только раненные выходят пока?

- Да.

- А все с одного места или нет? С одной территории?

- Разные подразделения.

Пока я спрашивал, кто из "Азова", у пленных случался ступор. Они избегали ответа на мой вопрос.

Открылась причина, по которой первый выход пленных азовцев снимать было нежелательно. Они потребовали полного отсутствия видеокамер, иначе планировали остановить выход. Лишь на второй день сдачи нашей группе удалось начать открытую съемку. Теперь уже выходили больше инвалиды и женщины. Многим руки ноги "отнимали" уже на заводе в полевых условиях.

Каждый из этих пленных – важнейший источник информации. С каждым скрупулезно будут работать военная разведка России, оперативники ФСБ, и много кто еще.

Отношение, которое к ним сейчас проявляет военное командование России, показывает: здесь не украинские варвары, расстреливающие, истязающие пленных, есть закон, конвенции, мы их соблюдаем.

Для каждого военнослужащего Украины, для нацистов "Азова" сдача в плен – это спасение жизни. Гигантская военная машина России и Донбасса других шансов не оставляет. Эти пленные могли быть сожжены в своих бункерах или похоронены артиллерией заживо, если бы не многократные предложения ДНР и России сдаться. Пленение спасло раненых, они бы просто умерли в своих подвалах без лекарств.

"Честно сказать, радость от того, что я небо увидел. Я думал, что не увижу его никогда. Вот это облегчение. Если смотреть на всю обстановку, только горе и несчастье. Это все понимают прекрасно", – сказал один из военнопленных.

Кто же знал, что самые боеготовые и мотивированные враги России, непобедимые боевики "Азова" будут сдаваться в плен. Но теперь это происходит.

Пленные рассказывают одну и ту же историю: никто не шел в Донбасс убивать русских. Они лишь грузили и сторожили.

Ибрагим Садун, бывший студент из Марокко, пленный морской пехотинец ВСУ. Его спасла русская женщина, взяла за руку отвела к военным ДНР. "Потом она говорила: все, пацаны, мы уже знаем все, сложили оружие, все будет хорошо. Вам не будут стрелять в голову", – вспоминает Ибрагим.

В единственный работающий магазин приходили украинские военные, укрывающиеся на заводе Ильича. Когда их окружили, морпехи начали искать варианты спасения жизни.

"Когда они уже поняли, когда начали бомбить завод, к нам вышел парень, который приходил раньше, и говорит: мой командир просит найти какого-нибудь командира, у меня триста человек, готовые выйти. И на второй день начали выходить украинские солдаты", – рассказала продавщица магазина.

Неожиданно на связь с нашей группой вышел отец Ибрагима, высокопоставленный военный из Марокко. Он рассказал, что отправлял сыну от 300 до 500 евро в месяц, чтобы сын ни в чем не нуждался. Он уверен, что его сына вербовали на Украине.

- Какие планы у тебя?

- Я никого не убивал, поэтому я думаю, что ситуация не будет сложной. Посмотрим, дальше никто не знает, – говорит Ибрагим.

И вот вам один из главных выводов этих дней пленения. Наконец-то поставлена точка в легендах об "Азове". Успешная операция Главного разведуправления Генштаба России – это только начало. Сейчас наступает время таких массовых мероприятий и у Донецка, и в Харькове, Николаеве, Одессе, вплоть до окончания специальной военной операции на Украине.

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях. "Смотрим"Telegram и Яндекс.Дзен, Вести.Ru – Одноклассники, ВКонтакте, Яндекс.Дзен и Telegram.