Тема:

Ситуация на Украине 22 минуты назад

Осталось что-то бесформенное: история битвы за донецкий аэропорт

В Донбассе – тревожно. Обстрелы со стороны украинских силовиков не прекращаются ни на один день. Кроме того, на фоне российско-американских переговоров значительно выросла вероятность провокаций со стороны ВСУ.

Так многолюдно на этой остановке бывает только раз в году (даже перекрывают улицу) – в день памяти жертв минометного обстрела января 2015 года. Сегодня их вспоминали. Раненых было более 20, 13 человек погибли сразу.

В поселке Спартак – это пригород Донецка – стрельба из минометов в прошлое не ушла. За все время конфликта не осталось целых зданий, почти не осталось и жителей. Логики в обстрелах нет никакой, как будто Украина боится, что о ее существовании забудут, и стремится таким образом о себе напомнить.

Интересная история с переводом надписи "Донецк" с русского языка на украинский и обратно на выезде в город со стороны аэропорта. Здесь явно не хватает еще одной буквы. Дело в том, что на украинском языке после буквы "ц" должен был быть мягкий знак. Он спилен и валяется здесь же, а слово "Донецк" теперь опять написано по-русски, букву "к" просто подвинули к букве "ц". Звание город-герой и соответствующая надпись появились позже, поэтому не посечены осколками. Тогда бои за аэропорт уже отгремели.

Донецкий аэропорт. 7 лет назад в эти январские дни он перешел под контроль войск ДНР. Экскурсию для нашей съемочной группы проводят командир легендарной "Спарты" Воха и командир танкистов того штурма Дизель. К подбитому украинскому танку на взлетке приходится бежать – аэропорт украинские войска продолжают обстреливать.

"Это была очень стратегически важная точка для Донецка", – говорят военные.

Красавец-аэропорт только открыли к чемпионату Европы 2012 года (элегантный комфортный, современный) и присвоили ему имя композитора Сергея Прокофьева, родившегося в имении неподалеку. Диспетчерская вышка стремится к небесам. Сейчас от нее осталось что-то бесформенное. Все это прекрасно видно с верхнего этажа нового терминала через импровизированные смотровые отверстия. Такого результата с одного попадания достичь нельзя, надо их сделать два или три в одну точку. Не исключено, что стреляли из того танка, который до сих пор стоит сожженный на взлетной полосе.

"У них была очень выгодная позиция. Господствующие высоты, которые полностью все мониторили. Сами видите, какая поляна", – вспоминает Воха.

Героев того штурма уже нет с нами. это и Александр Захарченко, и Арсен Павлов (позывной Моторола), и Михаил Толстых (позывной Гиви).

"Ближе к Новому году количество обстрелов стало увеличиваться, гражданское население стало гибнуть, все больше и больше и разрушений по городу было. И после Рождества катавасия здесь такая началась серьезная, поэтому тогда подъем был, противника нужно было выгнать из аэропорта", – рассказал Эдуард Басурин, заместитель начальника Управления Народной милиции Донецкой Народной Республики.

Когда посещение аэропорта только-только стало относительно безопасным, полковник Басурин был там одним из первых экскурсоводов для многочисленных иностранных парламентариев, общественных деятелей, журналистов.

На парковке среди перевернутых и сожженных машин – заслуженный художник России Игорь Тихонов. Приехал писать портреты бойцов ополчения
Тогда же тут побывал и автор этих строк.

Аэропорт стал своеобразным символом самого первого этапа войны, причем для обеих противоборствующих сторон своего рода
Сталинградская битва, победа или поражение в которой имело огромное психологическое значение.

Сейчас терминал совершенно безлюден, но, конечно, только на первый взгляд – все тут охраняется и просматривается. Сложно себе представить, что сюда когда-то вновь будут приземляться самолеты и терминалы наполнятся пассажирами. Но рано или поздно это обязательно случится. Аэропорт имени Сергея Прокофьева должен заработать. Иначе все, что происходило здесь героического и трагического, будет бессмысленно.