Соседи заключенных вынуждены жить, как они


Global Look Press

А из нашего окна – колючая проволока видна. Жильцы домов, расположенных рядом с колониями и следственными изоляторами, жалуются на соседей за решёткой. Им приходится просыпаться по тревоге, слушать тюремный репертуар и с опаской отпускать детей на улицу. А что будет, если изоляторы и колонии переедут за город?

- Здесь туберкулезники.

- Давайте подойдём. Вы расскажете нам про больницу.

Галина Полкова из Иркутска – настоящая находка для шпиона. Знает, кажется, все тайны и секреты запретной зоны – исправительной колонии строгого режима.

- Вот этот барак сейчас убрали, от него вообще сильно пахло.

На разведчика Галина, конечно, не училась. Просто уже 45 лет живет бок о бок с заключенными. Её дом – в нескольких метрах от исправительного учреждения. Напротив окна – вышка с автоматчиками. Желать им доброго утра в семье Полковых уже традиция. Подъем в шесть утра, как и в тюрьме.

- Мы как в зоне живем.

- Почему?

- Ну как? Куда ни посмотри – везде зона.

Это тот самый случай, когда места лишения свободы, действительно, не столь отдаленные. И таких по всей России – немало. Есть даже в столице.

За колючей поволокой – колония-поселение в Зеленограде. Режимный объект, кажется, скрыт от посторонних глаз, но это – как посмотреть. Например, с 10 этажа многоквартирного дома, что через дорогу, исправительное учреждение как на ладони. Невольными зрителями жизни по ту строну высокого забора уже давно стали сотни людей.

В колонии-поселении нет вышек с автоматчиками. Спецконтингент свободно перемещается не только по территории, но и за ее пределами. Осужденные по особому разрешению трудятся на различных предприятиях Москвы. Есть и собственное производство.

- Раньше был вообще дурдом, там они что-то возили. Пыль какая-то белая летела. Вообще ужас!

Здесь содержатся 120 осужденных: мошенники, виновники смертельных ДТП, мелкие торговцы наркотиками. Это, безусловно, пугает законопослушных граждан.

- Была информация, что кто-то там сбежал, ну позвольте, бежать он будет через наш город.

Молодая мама Анна Выдрик из Оренбуржской области тоже живет напротив колонии. Из окна на улицу она с ребенком вынуждена смотреть сквозь металлические прутья.

- Ребёнка страшно отпускать гулять?

– Ну да, вольнохожденцы часто здесь ходят. Они утром ходят на работу в хлебопекарню.

Нередко рядом с исправительными учреждениями находятся учреждения образовательные. В том же Иркутске они выстроены в ряд, словно по злой иронии: детский сад, школа, профессиональное училище, колония.

"Недавно внесли в запрещённые организации так называемую "АУЕ". И, собственно, вот эта субкультура тоже непосредственно граничит с такими учреждениями, и фактически негативно сказывается на, в первую очередь, детях", – считает депутат Государственной Думы Александр Якубовский.

Но что, если следственные изоляторы и колонии просто убрать из городов? Об этом, например, давно говорят в Тамбове. Исправительные учреждения там прямо в центре, прячутся за уродливым деревянным забором. Министр юстиции России Константин Чуйченко заявил о масштабных планах ведомства, согласно которым многих арестантов ждет новоселье.

"Цель этого проекта состоит в том, чтобы оптимизировать все и убрать вот эту действительность, связанную с лишением свободы, от наших людей, из наших городов, и сформировать для этого отдельные площадки", – рассказал Константин Чуйченко.

Сегодня в российских СИЗО и колониях содержатся почти полмиллиона человек. В некоторых местах исправительные учреждения стали едва ли не градообразующими предприятиями и многие увидели в этом минус инициативы. Мол, сотрудникам будет сложно добираться на работу. Но ведь речь идет о совершенно новых современных зданиях. Комфорт компенсирует потраченное время.

"Сейчас вы приходите в следственный кабинет – там окна нет, там щелочка. Там холодно, там дует, там стены чёрные непонятные, там столы ненормальные, там сидеть негде. Должны быть комфортные условия, чтобы люди могли работать. И если у нас новые следственные изоляторы, будут соблюдать все эти условия. То тогда я за то, чтобы поехать эти 20-30 километров", – сказала адвокат Людмила Айвар.

Новые СИЗО и колонии могут, например, учитывать климатические условия региона. К тому же за чертой города проще блокировать мобильную связь и интернет. С помощью которых осужденные выманивают деньги у доверчивых граждан.

А бывает, что спецоперации проводят не внутри СИЗО, а снаружи. Когда, например, ловят тех, кто перебрасывает за колючую проволоку запрещенные предметы. Нередко это происходит на глазах изумленных жителей.

- Оставайтесь на местах до прибытия резервной группы караула и дежурной смены!

Из-за этого звукового оповещения жители северо-востока Москвы не спали несколько ночей. Тревога была ложной. В СИЗО "Медведь"тестировали новый громкоговоритель. А в выходные здесь дискотека у всего двора.

"Музыка приятная, Гагарина Полина играет. Спектакль окончен, по-моему, любимая композиция у них", – рассказал Никита Амелин.

По словам общественников, новый СИЗО за пределами столицы разгрузил бы существующие изоляторы.

"Постройка нового изолятора на территории Новой Москвы, если будет принято такое решение и будет найдено место, которое будет находиться в удалении от жилых комплексов, конечно, разгрузит следственные изоляторы нашего города и ту проблему, о которой мы говорим, это переломит, сведёт на нет", – сказала уполномоченный по правам человека в городе Москве Татьяна Потяева.

Соседство мирных граждан с осужденными, хоть и выглядит странно, но вполне объяснимо.

"Бутырка 250 лет назад была построена. Вот в том месте, где она сейчас находится, Новослободская, раньше была, наверное, окраина Москвы. В те времена это строилось довольно далеко от города", – пояснил ответственный секретарь Общественной Наблюдательной Комиссии Москвы Алексей Мельников.

Интересно, что многие здания старой постройки представляют культурную ценность.

Вот, например, тевтонский замок-тюрьма Тапиау под Калининградом. Стоит аж с 14 века. Сейчас здесь колония. Но в планах прерватить ее в музей или в гостиницу.

"Идея о переносе тюрем из центров городов, мне кажется, правильная идея. Такое соседство вызывает некоторое раздражение. Если общественность будет вовлекаться в решение этой задачи, никакого напряжения здесь не должно быть", – уверен председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Валерий Фадеев.

Говоря о возможном переезде заключенных, общественники и адвокаты сходятся в одном. Проект должен учесть интересы всех. И в первую очередь, нужно думать о соблюдении прав людей. По обе стороны забора с колючей проволокой.