Журналист ВГТРК: ФСИН объявила войну тюремным "колл-центрам"

В колониях, тюрьмах и следственных изоляторах России действуют подпольные "колл-центры", через которые заключенные и арестованные, представляясь сотрудниками банков, выпытывают у доверчивых россиян информацию о банковских картах и выводят с них средства. Об этом в эфире программы "60 минут" на телеканале "Россия 1" сообщил начальник службы выпуска правовых программ ДИП "Вести" объединенной дирекции информационных программ ВГТРК Эдуард Петров.

Несмотря на то, что пронос телефонов и других средств связи на территорию следственных изоляторов, колоний и тюрем строго воспрещен, по данным силовых структур, там действуют, как минимум, 280 криминальных "колл-центров", оснащенных высокоскоростным интернетом.

Уголовные авторитеты, рассказал Петров, создали хорошо отлаженные схемы круглосуточного телефонного мошенничества, раскрыть которые очень сложно, поскольку их зачастую покрывают сами сотрудники ФСИН.

Один из подпольных "колл-центров" длительное время действовал даже в "Матросской тишине", московском СИЗО номер один. В Бутырской тюрьме, где сотрудниками ФСБ и Следственного комитета было изъято средств мобильной связи на 500 миллионов рублей, вообще был создан своего рода тюремный банк, через который осуществлялся перевод средств в другие пенитенциарные учреждения и можно было даже занимать деньги под процент.

"Долгие годы эта тема была закрыта, руководство ФСИН старалось об этом не говорить. Было стыдно признаться, и многие были заинтересованы в том, чтобы это работало, потому, что я думаю, начальники региональных отделений ФСИН собирали деньги с начальников колоний. Все это было отлаженной схемой", – сказал Петров.

По его словам, сразу после того, как криминальное мошенничество было раскрыто, руководство ФСИН приступило к решительным действиям по установлению и ликвидации подпольных "колл-центров", а также зачистке кадров органов уголовно-исполнительной системы.

В отношении сотрудников ФСИН уже возбуждено 99 уголовных дел, 170 были уволены, еще 56 находятся под следствием.