Тема:

Судьба Святой Софии 2 месяца назад

Намаз в Святой Софии закончился ковидной вспышкой

До 3 тысяч верующих могли заразиться коронавирусом COVID-19 во время первого намаза в стамбульской Айя-Софии – об этом пишут практически все турецкие СМИ. По последним данным, из 350 тысяч первых посетителей мечети как минимум тысяча была с явными симптомами ковида, которые проигнорировали власти и службы безопасности. Полиция пообещала, что теперь будет жестче бороться с санитарной безграмотностью.

А вот другие свои обещания – сохранить хотя бы визуальный доступ к древним христианским мозаикам и не выдавливать из собора его прошлое – турецкие власти не держат. Плотными шторами завесили все то, что обещают туристам путеводители по храму. А в центральную часть святыни вообще перестали пускать женщин, что возмутило уже не только христиан. Чем еще грозит Святой Софии такой режим?

Тридцатое после исторического решения турецких властей утро площадь Султанахмет встречает точно так же, как тысячи предыдущих. В сувенирных лавках суры по-прежнему продают рядом с иконами. Да и фон для фотографий остался тем же. Напоминание о переменах – пять раз в день по расписанию.

На уличных указателях больше никаких музеев – только мечеть. Перед очередью к воротам выстраивается еще одна: теперь здесь раздают коврики. Сейчас – еще и с медицинскими масками.

Первый за 86 лет намаз здесь провели 24 июля. Полицейские заборы стоят здесь до сих пор, а за ними разложены коврики для тех, кому не хватило места для молитвы внутри. Или кто просто не хочет стоять в очереди.

Остальных, независимо от конфессии, делят на группы согласно исламским канонам. Зазевавшимся тут же указывают на их место.

- Женщины – с той стороны!

Помощники в жилетках появились здесь после смены статуса Святой Софии. Те, что в светло-голубых – от муфтията. Следят за тем, чтобы религиозные правила никто не нарушал. Кто в плотной толпе без всякой социальной дистанции следит за санитарными – вопрос открытый.

- Мы рады, что теперь здесь мечеть. Люди с другой верой тоже могут приходить сюда. Правда, я второй день не могу попасть внутрь из-за очередей.
- Намаз в этом месте означает, что закончилось 85-летнее ожидание. А туристам даже лучше стало – они теперь будут входить бесплатно.

Бесплатно в здании под табличкой с безальтернативным именем "Великая мечеть Айя-София" можно посмотреть на серые шторы. Раньше первая остановка туристов была прямо возле входа. Здесь над порталом тогда еще храма – мозаика его создателей и покровителей.

- Было изображение, мозаика X века – матерь божья с младенцем Иисусом Христом в руках. Правее – император Константин, в руках макет города Константинополя. И левее – император Юстиниан.

Вот он, слева – император Юстиниан, который построил Святую Софию. Ее он в руках и держит. Всех троих можно разглядеть только с одной точки, встав между шторой и мозаикой, и при очень хорошем освещении.

Еще двадцать шагов – и снова те самые люди в голубых жилетках.

- Снимаем обувь! На ковер в обуви не наступать!

В прошлом году через эти двери прошло, по разным оценкам, от четырех до 10 миллионов человек. По вере их, конечно, никто не разделял. Не разделяют и сейчас. Но кого теперь скорее всего недосчитаются, догадаться нетрудно.

"Музеем Святую Софию сделал еще Мустафа Кемаль Ататюрк. Я считаю, что сейчас такого рода демонстративные шаги были абсолютно ни к чему. В Стамбуле ведь достаточно мечетей для всех желающих", – говорит прихожанка православного храма Элени.

Элени всю жизнь прожила в Стамбуле, только на пенсии переехав в курортный Бодрум. Часто приезжает в гости к дочери и обязательно заходит в храм.

Сто лет назад уже после четырех с половиной веков под властью султанов в Стамбуле жили 350 тысяч этнических греков – четверть населения. Сегодня в пятнадцатимиллионном городе их две тысячи. И живут они в основном в районе Фанар, который известен в первую очередь одним из центров мирового православия – резиденцией константинопольского патриарха.

Рядом с остатками древних городских укреплений – будто пейзажи старой Европы. Маленькие кафе, лицей в неоготическом стиле, уличные торговцы, туристы. И почти ни слова по-гречески.

- Вы общаетесь с греками?
- Нет! Нет!

Если верить карте, это единственный, кроме резиденции патриарха, греческий молельный дом во всем Фанаре – церковь Девы Марии. Мы приходим сюда третий день с одним и тем же результатом. И судя по пейзажу внутри, эта церковь не закрыта, а скорее заброшена.

Сама резиденция – это четыре здания, четыре стены вокруг и несколько сотен квадратных метров площади, закрытой сейчас из-за ковида. Именно отсюда вселенский патриарх раздавал томосы, здесь потом случился очередной раскол христианского мира. С высоты Фанарского холма Варфоломей требовал подчинения и от турок.

- Мы отправляли письмо руководителю по делам религий и выразили нашу обеспокоенность по поводу изменения статуса собора Святой Софии. Этот храм не должен быть причиной конфликта между двумя народами. Он принадлежит не только тому, кто владеет памятником, но и всему человечеству. И турецкий народ обязан подчеркнуть эту универсальность.

Каким был ответ на письмо, в публичном поле не говорят, но результат известен. Реакция Варфоломея на исторические вызовы, едва ли не самым мощным из которых стала борьба за Святую Софию, показали, насколько его фигура ничтожна, и как мало значит его слово – слово константинопольского патриарха. Может быть, именно после этой демонстрации собственной беспомощности предстоятель и запретил подчиненным общаться с прессой без особой санкции. По крайней мере, именно под этим предлогом нам отказали в комментариях священники в стамбульских церквях патриархата.

Впрочем, дело может быть и в другом: просто никому не нужны проблемы. Прихожане храма Святого Николая с гордостью, но не под запись, показывают высеченную в камне "охранную грамоту": древний знак того, что этот дом молитвы принадлежит грекам.

- Зачем президент принял решение по Софии? Я думаю, ответ в политике. Он просто хочет набрать больше голосов на выборах 2023 года. И это – способ привлечь сторонников.

За политическим решением последовала политическая акция. На неделе в Айя-Софии вместе с верующими оказались и те, кто смену статуса воспринял как знак солидарности.

Греки на флаг "Талибана" (запрещено в РФ) в бывшем храме ответили флагом Турции в огне. В Афинах и Салониках на улицы вышли сотни протестующих.

- Я считаю своим долгом участвовать в этом цивилизованном протесте против совершенно варварского решения о Святой Софии!
- Указ Реджепа Эрдогана – это первый шаг на пути неоосманизма!
- Это акт против всех православных людей, против всех!

Половина внутреннего убранства Святой Софии закрыта строительными лесами. Частично сохранились орнаменты, мозаичные кресты, шестикрылые серафимы с замазанными еще при султанах лицами. Мраморный пол закрыли ковром. Открытым осталось только место, где короновали басилевсов – византийских императоров.

Там, на балконе, по две стороны от окна – Константин Мономах, императрицы Зоя и Ирина, божественные образы. Это, наверное, единственные христианские мозаики в Айя-Софии, которые сейчас не закрыты. Но на второй этаж попасть не может никто.

Снизу произведения древних мастеров не разглядеть даже через камеру с увеличением. Изображения людей в мечети под запретом. Но если не видят ни сторонники, ни противники, то можно и на шторы не тратиться.

- Они только во время службы закрываются. А так, в основном, в обычное время они всегда будут открыты. У нас будет так же как раньше возможность подробно рассказать про историю, про прошлое этого христианского храма.

Так сказали турецкие официальные лица гидам по Стамбулу и всему миру. На деле оказалось иначе. За три дня съемок в мечети ткань не убрали ни разу.

- Здесь большие центральные ворота, так называемые Императорские. Здесь изображение императора. Во время службы также закрывают такими специальными шторами.

Самую знаменитую мозаику Софии – богородицу с младенцем IX века – закрыли сразу пятью полотнами. Но даже их сфотографировать обычно удается только мужчинам. Женщинам настоятельно рекомендуют оставаться в боковых нефах.

- Мы не попали внутрь, просто прошли мимо по коридору. Внутрь не зашли, потому что моих дам не пустили. У них, как я понял, не была покрыта голова и покрыты ноги.
- Место намоленное, и мне очень жаль, что сейчас нельзя многие византийские вещи увидеть. На время службы могут задрапировать, на все остальное время, когда приходят туристы, люди культуры – я считаю, надо это снимать.

Что происходит в Софии, и почему слова президента расходятся с делами управляющих мечетью, чиновники не говорят.

- Сейчас вспоминают, что Мехмет Завоеватель повелел, чтобы в Святой Софии была мечеть. Но давайте вспомним, кто ее строил! Я служу в армянской церкви. София никогда не была нашим храмом. Но я скажу так: в Турции за все время было разрушено три тысячи церквей моего народа. Так что смена статуса – это еще ничего.

Подписывая указ о новой мечети в бывшем музее, Реджеп Эрдоган обмолвился, что процесс преобразований займет полгода. На то, чтобы к ним привыкнуть, всему остальному миру понадобится гораздо больше.