Живой товар: новоиспеченных родителей лишили счастья


rostov.ru

У молодой семьи из Ростова-на-Дону радость от рождения ребенка сменилась шоком от его пропажи: младенца похитили прямо из роддома! Поиски вели почти сутки, но, к счастью, малыша быстро нашли и вернули родителям, а похитительницу задержали.

Почему маленькие дети не в безопасности даже в родильном отделении? Кто ведет охоту на новорожденных? И что делать родителям, потерявшим свое будущее? И кто делает бизнес на судьбах?

Детские вещи, игрушки, подгузники — житель калмыцкого поселка Манычский Владимир Тимофеев готовился стать отцом. Для первенца оборудовал отдельную комнату: установил кроватку, украсил ее балдахином. Даже успел подержать сына на руках. Но чужого.

"Хороший такой мальчик. Очень нам понравился", – вспоминает он.

Супруга Владимира сейчас проходит как обвиняемая по уголовному делу о похищении ребенка. Елена Тимофеева украла младенца из родильного отделения больницы города Сальска, что в Ростовской области. Только что появившегося на свет мальчика женщина вынесла из палаты в целлофановом пакете. И отправилась с ним в Калмыкию. В частном доме, где Тимофеева проживает с мужем, она и была задержана.

Свекор обвиняемой Валерий Тимофеев вспоминает, в какой шок вверг семью визит полиции: "Мы не порадовались даже ни на столечко. Полиция заходит, мы ошарашены: в чем дело? Сейчас узнаете. А сами прямиком к ребенку. И как снег на голову – это известие о краже ребенка…"

На следственном эксперименте Елена Тимофеева рассказала, как ночью проникла в роддом через окно, как поговорила с роженицей, как дождалась, пока та пойдет в туалет, как зашла в палату и забрала малыша. Потерпевшая говорит, что как будто попала под гипноз.

Старший помощник руководителя Следственного управления Следственного комитета России по Ростовской области Галина Гагалаева говорит, что свою вину в совершении преступления женщина признала полностью. С ее участием проведена проверка показаний на месте. Следователем в отношении обвиняемой назначено проведение стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

Помещения больницы Тимофеева хорошо знала: наблюдалась здесь во время беременности. Однако у 40-летней женщины случился выкидыш. Рассказать о горе мужу Елена побоялась. Тогда и решилась на отчаянный шаг.

Супруг обвиняемой уже убрал из дома кроватку и коляску, чтобы ничто не напоминало ему о неслучившемся отцовстве. "Хотели привезти своего ребенка, понянчить сына, поменять ему памперс, накормить. Все это засело в груди. Почему она не сказал правду, не могу сказать. Но принесла она ребенка в дом для того, чтобы растить и порадовать нас. Она сделала все ради меня, чтобы меня не потерять", – предполагает он.

Сутки, пока оперативники искали мальчика, его близкие не находили себе места. Дежурили под окнами медучреждения. Сейчас бабушка и прабабушка младенца, и конечно же его родители, не отходят от ребенка. Отец Александр Русиков выбирает имена. С женой решили, что мальчика назовут или Александром, или Ярославом.

Не только временное помутнение рассудка из-за потери ребенка, но и преступный расчет толкает взрослых на похищение детей. Пример – чета Павловых из Волгоградской области, историю которой в своем расследовании рассказал журналист телеканала "Россия 1" Эдуард Петров. Образцовая с виду семья: двое своих, четверо приемных детей. Но в мае 2017-го в городе Морозовске Ростовской области Андрей и Наталья силой усадили в машину 3-летнего Тимура: прямо на глазах его бабушки. И увезли к себе в дом. Позже выяснилось: чужим ребенком супруги планировали заменить умершего приемного, который обварился кипятком. Его тело опекуны закопали в огороде.

"Я сама закопала, похоронила ребенка. Я же не могла его выбросить собакам или куда-то. А кому-то рассказывать просто не решилась. Я боялась, что заберут остальных детей. Я настолько к ним уже природнилась", – вспоминает приемная мать детали своего преступления.

Чужое будущее воруют для решения конкретных задач. Одни – восполнить личную потерю, другие – ради выгоды. Для некоторых киднеппинг – это бизнес. На детей охотятся, чтобы, например, потребовать у родителей выкуп или с целью продажи малыша за границу.

Бывший сотрудник МВД России Дмитрий Захаркин, занимавшийся подобными делами во время службы, отмечает: это хорошо спланированные преступления, которые совершаются на заказ, организованной группой. Заранее готовятся подложные документы для вывоза ребенка за рубеж. Ребенок подбирается определенного пола, определенного возраста.

Хорошо еще, если дитя окажется в семье. А может – и в рабстве. Нередко сексуальном. Торговля несовершеннолетними по-прежнему процветает, например, в странах Африки и Южной Азии. Детей продают на органы, используют как попрошаек. Вовлекают в занятие проституцией. Два года назад индийские полицейские освободили из подпольного приюта 24 девочки. По ночам они обслуживали клиентов, а днем привлекались к тяжкому труду.

Примеры детского рабства не так далеко, как кажется. Заместитель руководителя 4-го контрольно-следственного отдела Главного следственного управления Следственного комитета России по Москве Москва Павел Зенкович приводит в пример уголовное дело, возбужденное по факту похищения трех несовершеннолетних. Злоумышленники избили детей, насильно увезли в подсобное помещение, арендованное в подвале, где принудили к рабскому труду. Заставляли копать ямы и использовали на других работах.

Расследование преступлений против несовершеннолетних находятся в приоритете, заявляют в СКР. Зенкович поясняет детали своей работы. Утро начинается с изучения сводок, происшествий. В первую очередь как раз уделяется внимание преступлениям, совершенным в отношении детей: "По итогам полугодия в Москве нет ни одного пропавшего, но ненайденного ребенка. Поступало 64 таких сообщения, возбуждалось три уголовных дела, в итоге все дети найдены. За прошлые годы остается порядка 50 неразысканных детей. По всем этим фактам возбуждены и расследуются уголовные дела".

Дела о торговле "маленькими" людьми резонируют особо. В июне в квартире на Аргуновской улице Москвы обнаружили младенцев, которые появились от суррогатных матерей. Малыши жили с няней-эмигранткой и ждали, когда их продадут иностранцам. В обычной квартире вынашивали, рожали и, как щенков на передержке, держали малышей. На момент обнаружения подпольных ясель одному из пяти младенцев исполнилось всего шесть дней.

Многих потрясло и нашумевшее "дело врачей". Свою суррогатную ферму, как полагает следствие, известные акушеры организовали в Подмосковье. "Живой товар" подозреваемые держали в маленькой квартире, в совершенно неподходящих для вынашивания и воспитания условиях. Как итог – один из младенцев скончался. Вывезти новорожденных из страны поставщики просто не смогли из-за закрытия границ на фоне пандемии. По той же причине в России сейчас остаются и дети, появившиеся на свет официально.

По оценкам заместителя председателя Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ирины Киркоры, это не менее тысячи младенцев. "Мы говорим о том количестве детей, которые родились на момент начала эпидемии, и рождаются сейчас. Статистика примерная, она основана на числе центров, которые занимаются процедурами экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и прибегают к процедурам суррогатного материнства".

Сейчас Елена Тимофеева, похитившая младенца из Сальского роддома, заключена под стражу. На свободе ее ждут две дочери от первого брака и нынешний супруг. Они вместе мечтали стать родителями еще одного ребенка. Но вынуждены извиняться перед теми, кого пусть на сутки, но лишили такого счастья. "Простите, что не смог этого предвидеть и предотвратить", – говорит Владимир Тимофеев, обращаясь к родным похищенного мальчика.